Меню

Эстляндия как сейчас называется

Когда (дата или событие) территория Ингерманландии, Лифляндии и Эстляндии стала называться Латвией, Литвой и Эстонией?

Ингерманландия тут вообще ни при чём: её территория примерно соответствует Ленинградской области. Эстляндия и Лифляндия (вместе с Курляндией) стали называться Эстонией и Латвией тогда, когда эти две страны впервые в своей истории получили независимость, то есть в 1918 году. Потому что после этого коренные народы этих земель получили возможность называть свои страны на своих языках — а до этого в ходу были названия, данные этим регионам немцами и шведами, завоевавшими их в XIII веке. Что же касается Литвы, то литовская государственность достаточно древняя, поскольку в том же XIII веке литовские князья устояли перед немцами, так что Литва называется Литвой все эти 800 лет (хотя границы этого понятия сильно менялись).

2 · Хороший ответ

Вы же понимаете, что существует иная версия. Я о Литве. 😉

Ингерманландия тут вообще ни при чём: её территория примерно соответствует Ленинградской области. Эстляндия и Лифляндия (вместе с Курляндией) стали называться Эстонией и Латвией тогда, когда эти две страны впервые в своей истории получили независимость, то есть в 1918 году. Потому что после этого коренные народы этих земель получили возможность называть свои страны на своих языках — а до этого в ходу были названия, данные этим регионам немцами и шведами, завоевавшими их в XIII веке. Что же касается Литвы, то литовская государственность достаточно древняя, поскольку в том же XIII веке литовские князья устояли перед немцами, так что Литва называется Литвой все эти 800 лет (хотя границы этого понятия сильно менялись).

«,»good»:true,»id»:»372d8b61-deb2-93b8-81a1-46153ad33bf4″,»invalidVerificationsCount»:null,»isThequestion»:true,»liked»:null,»negativeVotes»:-1,»pendingModeration»:false,»plainText»:»Ингерманландия тут вообще ни при чём: её территория примерно соответствует Ленинградской области. Эстляндия и Лифляндия (вместе с Курляндией) стали называться Эстонией и Латвией тогда, когда эти две страны впервые в своей истории получили независимость, то есть в 1918 году. Потому что после этого коренные народы этих земель получили возможность называть свои страны на своих языках — а до этого в ходу были названия, данные этим регионам немцами и шведами, завоевавшими их в XIII веке. Что же касается Литвы, то литовская государственность достаточно древняя, поскольку в том же XIII веке литовские князья устояли перед немцами, так что Литва называется Литвой все эти 800 лет (хотя границы этого понятия сильно менялись).»,»positiveVotes»:2,»quality»:3,»questionId»:»4ebb222b-cedd-ce3d-ee0d-f06e6e03b7dd»,»repostsCount»:null,»subscribed»:false,»text»:»Ингерманландия тут вообще ни при чём: её территория примерно соответствует Ленинградской области. Эстляндия и Лифляндия (вместе с Курляндией) стали называться Эстонией и Латвией тогда, когда эти две страны впервые в своей истории получили независимость, то есть в 1918 году. Потому что после этого коренные народы этих земель получили возможность называть свои страны на своих языках — а до этого в ходу были названия, данные этим регионам немцами и шведами, завоевавшими их в XIII веке. Что же касается Литвы, то литовская государственность достаточно древняя, поскольку в том же XIII веке литовские князья устояли перед немцами, так что Литва называется Литвой все эти 800 лет (хотя границы этого понятия сильно менялись).»,»updated»:»2019-12-12T21:06:57.874886+00:00″,»validVerificationsCount»:null,»viewsCount»:248,»votes»:1,»type»:»answer»,»verifiedExperts»:null,»video»:null,»validVerifications»:null,»invalidVerifications»:null>>,»comment»:<"90f4bbcb-d404-4af9-a5b6-233f67c9d3ae":<"answerId":"372d8b61-deb2-93b8-81a1-46153ad33bf4","author":"fe4c05dd-0d52-5f3a-b938-ff8e28145e21","banReason":null,"banned":false,"commentsCount":null,"created":"2019-12-13T09:10:22.651049+00:00","deleted":false,"editorChoice":false,"formattedText":"

Вы же понимаете, что существует иная версия. Я о Литве. 😉

Источник

Эстляндия

Технократическая Республика Эстляндия

Название на оригинальном языке

Возникновение

Наименование жителей

Столица

Крупнейшие города

Форма правления

Правитель

Госрелигия

Территория

Население

Валюта

ВВП (всего)

ВВП (На душу населения)

Единственное государство, которое не страдает от террористов или от агрессивных соседей. Очень богатая и развитая космическая страна. Занимает первое место в списке ИЧР.

История

Каменный век

Эстляндия, как и остальная сотня других государств, была основана в 400 тыс. году, на побережье Красного Моря. Эстляндские имена были самые первыми на Норлоде, которые даже тогда, владели секретами плавления серебра. Это помогло Эстляндии быть самой сильной общиной во всем мире. При этом, Эстляндия сильно соперничала с Карагандской общиной, которая постоянно ставила палки в колеса своему соседу.

В 310 тыс. году до нашей эры, Эстляндия строила первые кораблики, с помощью которых, она путешествовала по всем материкам и общинам. Они также открыли материки Нанхор, Имбриз, а также Шанил. В то время, благодаря серебру, Эстляндия могла спокойно захватить даже Скаллирскую общину, которая стремительно нарастала силы, но поскольку Эстляндия была страной-пацифистом, она особо не соперничала ни с Карагандской, ни со Скаллирской общиной.

Античность

Во времена Скаллирской империи, Эстляндия продолжала оставаться одной из самых грозных и сильных стран не только на материке, но и во всем мире, после Скаллирской империи. Однако с последней, у них большой экономический союз, что и позволило Эстляндии не прогнуться под Скаллиром. Эстляндия тогда также держала в протекторатах Чахонд, Оскольд и Маунт, что обеспечивало его защищенность.

Эстляндия одна из самых пострадавших стран, во время господства Алфании не только экономически. Алфания решает ослабить Эстляндию, заразив ее болезнями, но даже Алфания была шокирована тем, что болезни перерастут в эпидемии, которые чуть не сделали из Эстляндии настоящим адом, наложив опечатки на все, даже на биологический род ВСЕХ Эстляндцев, причем в худшую сторону.

Средневековье

С начала средневековья, Эстляндия практически сразу потеряла своих протекторатов, что не очень нравилось последней. Произошло это из-за давления Алфании на Эстляндию, плюс, недавние революции, которые заставили Эстляндию дать протекторатам свободу. Плюс, Алфания продолжила давление на Эстляндию, приводя к бунтам и недовольствам. Однако, настоящая проблема была впереди.

Эстляндия также участвовала в Первой Мировой Войне, правда, не без угроз Террона, который угрожал ввести войска на ее территорию. В итоге, Эстляндия смогла прорвать линию обороны Люркера и Зигрока, захватив их, но сама была оккупирована Алфанией, а поскольку последняя явно не желала добра Эстляндии, то она провела массовый геноцид на территории Эстляндии, сократив еще раз население.

Новое время

В 1500 году, Эстляндия одна из первых, кто начал требовать независимость у Хападрона и Фасцилиана. Первый сильно нехотя, но дал юго-восточной Эстляндии независимость, а вот Фасцилиана наотрез отказался дать независимость северо-западной части Эстляндии, т.к на территории Эстляндии находится огромное количество промышленности, а дав ей независимость, СФИ распадется.

Другие захваченные Фасцилианом страны поддержали независимость Эстляндии и объявили о своей независимости. Фасцилиан жестко подавлял бунты и волнения репрессиями, но репрессии против первой гражданской войны были без смысла. Армия Фасцилиана была уже готова для подавления гражданской войны, однако, повстанцев было слишком много, и армия СФИ была примерно равна с повстанцами по силе.

Повстанцы постепенно одерживали вверх над СФИ, но внезапно, на повстанцев напала Харадронская армия, и благодаря стратегии последней, СФИ удалось выиграть в гражданской войне. СФИ поблагодарил Харадрон и даже хотел заключить с ним союз, но поскольку Харадрон воевал с Укрэндом и Танковым, то Харадрон не стал заключать военный союз, ибо не хотел рисковать своим старым союзником.

Северо-западная Эстляндия была под контролем СФИ еще около ста лет, после чего, снова затеяла вторую гражданскую войну. Харадрон не смог помочь СФИ снова, т.к его самого чуть не поделили и он восстановлялся, а посему, под конец войны, юго-восточная Эстляндия вмешалась в войну, одолжив повстанцам решающую военную мощь и отобрала северо-западную Эстляндию себе. Эстляндия была восстановленна.

Позже, на территории СФИ образовалась Сарторийская республика, которая быстро захватила почти весь материк. кроме Эстляндии, которая мгновенно восстановилась после СФИ. Сарторийская республика предложила Эстляндии войти в ее состав с условиями последней. Эстляндия только сменила гимн, флаг, герб да название. Теперь на Норлоле была Сарторийско-Эстляндская республика. К сожалению, ее вскоре, победили народ с военными заключенными и Фарторийская Федерация.

Поскольку Эстляндия была на другом материке и практически не представляла ценность, то Джассовская империя не тронула Эстляндию, когда захватывала Норлод. Хотя Натхан и говорил, что если Эстляндия и представляла бы ценность для Джасса, то он бы ее все равно не тронул, ибо ему очень нравится ее культура, язык и традиции. И вскоре, именно Джассовская империя помогла Эстляндии стать одной из самых богатых стран на Фартории, продав ей почти за бесплатно часть Алфании и других территорий Джассовской империи.

Новейшее время

В новейшем времени, Эстляндия одна из первых запустила космический спутник, и проводила многочисленные испытания, связанные с космосом. Поскольку деньги у нее были еще с 19 века, то Эстляндия стала одной из самых первых развитых и богатых космических стран, на тот момент времени. Также, Эстляндия стала одной из самых богатых стран, наряду с Олгеном, НССР и другими странами.

Но ее ликование было недолгим, т.к спутники взял под контроль Эррон, который с помощью их начал сеять хаос и разрушение, вызвав еще извержение огромного вулкана, который накрыл всю Эстляндию темным непроглядным своем серы. Эстляндия попыталась исправить положение, запуститв ядерные боеголовки на Эррон. но они были отражены обратно. Тогда, Эстляндия была настоящим адом.

Эстляндия была под контролем Эррона около 250 лет, после чего, ее правителем стал Кэнди, организовавший восстание. И спустя еше около 150 лет, она как и остальные страны, получила независимость. Сперва, она наладила внешнюю политику, а позже начала медленно восстанавливатся и обретать былую мощь. В этом, ей помог Джасс.

Современность

И хотя объявление войны при Кэсти Кайдлайд вряд-ли будет, Эстляндия уже имеет крайне напряженные отношения с: Алфанией, Эрроном, Фасцилианом, Харадроном и Сарторией. Причем ее поддержат в войне ее союзники: Чахонд, Оскольд, Маунт, Скаллир и Джасс. И если Кэсти Кайдлайд заменит новый президент, то скорее всего, он объявит войну этим государствам.

Внешняя политика

Эстляндия проводит политику нейтральности, не вмешиваясь ни в какие конфликты и военные события, однако, как говорилось, оно имеет очень холодные отношения с Алфанией, Эрроном, Фасцилианом, Харадроном и Сарторией. Но имеет хорошие отношения с Чахондом, Оскольдом, Маунтом, Скаллиром и Джассом. Также имеют дипломатические отношения с Зольтами.

Имеет в протекторатах Карагандскую Республику, которая и не думает отходить от Эстляндии. Эстляндия также является участником множество организаций, например ОПЗМ (Организация По Защите Мира) или ВСТ (Всемирное Сотрудничество Технократов). Эстляндия будучи самой развитой космической страной на Фартории, может вмешиваться в почти любые конфликты в других мирах, не боясь ответного удара.

Источник

После присоединения Курляндии к России все три главные части области, занятой в 13-м столетии немецкими колонистами, были под названием прибалтийских губерний соединены под одним управлением. (Лифляндская, Эстляндская, Курляндская губернии; остров Эзель присоединен к Лифляндской губернии, но эзельское дворянство составляет отдельную корпорацию).

Управление провинциями поручено губернаторам, действующим от имени императора и имеющим при себе вице-губернаторов (в Риге, Ревеле, Митаве). За исключением короткого промежутка, с мая 1801 года до 1876 года, провинции были, кроме того, объединены под управлением генерал-губернатора, жившего в Риге.

Историческое их развитие наложило на туземное и на немецкое население особую печать. Присоединение к различным резко друг от друга отличавшимся государствам имело следствием, что в каждой провинции выработались характерные особенности. До сих пор противоположности и различия не исчезли и для того, чтобы научиться понимать друг друга и сознавать объединяющие элементы, понадобилось продолжительное время.

Земельный вопрос поднимался и ранее, теперь желали его решить. К этой цели шли постепенно, ибо опрометчивое решение не принесло бы пользы ни помещикам ни крестьянам. Настоящее крепостное право не существовало в прибалтийском крае; наследственная зависимость и арендная система, по которой крестьянин должен был отбывать барщину, размеры которой определялись по усмотрению помещика были достаточно тяжелы. Нигде помещик не жил исключительно от своих крестьян, зависимость их была установлена в пределах, которых требовали сельскохозяйственные интересы. Разумеется, крестьянам жилось лучше при добрых помещиках, но злые составляли только исключения. В Курляндии существовали патриархальные отношения и крестьяне не ощущали особой тяжести своей зависимости. Только злонамеренные писатели выдумали те страшные вещи, которые в действительности никогда и никем не наблюдались.

Читайте также:  Как называется штука для маникюра которая переносить рисунок на ногти

В эстляндском (здесь инициатором был предводитель дворянства Яков фон Берг) и в лифляндском ландтагах 1795 года заговорили о земельном вопросе. Особенно подвинулось это дело со времени вступления на престол императора Александра I, который, придерживаясь гуманных убеждений, думал об отмене крепостного права по всей империи и предлагал провести ее и в прибалтийском крае. Вследствие сего в Лифляндии в 1804 году был издан крестьянский устав и в 1809 году дополнение к нему.

По этому уставу прикрепление крестьян сохранялось, но крестьянин получал неотъемлемое наследственное право на пользование своей усадьбой. Этот закон повлек за собой новое измерение и межевание земли и участков.

В Эстляндии в 1804 году было составлено «уложение для эстляндских крестьян». По нему крестьяне не получили права свободной покупки земли, отмена крепостного права не объявлена в ясных выражениях. Александр I был недоволен, сами эстляндские помещики сознавали, что уложение не соответствовало назревшим потребностям.

Поэтому в 1811 году были изданы новые резко отличавшиеся от прежних постановления: отношения помещиков и крестьян строились на свободном договоре, вследствие чего всякие права помещика на личность крестьянина, а также прикрепление крестьян к земле, разумеется, уничтожались.

Дальнейшее развитие крестьянского дела остановилось на некоторое время вследствие отечественной войны 1812-го года. Но в начале девятнадцатого столетия осуществилось еще другое важное дело, было исполнено наконец старое, весьма близкое сердцу местных жителей желание. Еще при императоре Павле I возникла мысль учредить в прибалтийском крае университет, как видно из указа от 9 апреля 1798 года. Так как в Митаве существовала академия, то думали сначала митавскую академию преобразовать в университет. Средства для его содержания должны были доставить дворянские общества и правительство, которое из государственных имуществ выделило участок в 100 гакенов в пользу университета. Но не в Митаве, а в Дерпте, где уже при шведском управлении существовал университет 21 апреля 1802 г. было учреждено учебное заведение, первоначально с ограниченным составом профессоров и студентов, при участии представителей от эстляндского и лифляндского дворянства (курляндское дворянство отказалось от участия, когда решено было учредить университет не в Митаве).

Уже в мае месяце того же 1802 года император Александр посетил молодой университет и остался им доволен. Первый ректор профессор физики Георг Фридрих Паррот заслужил доверие и расположение государя. Это выразилось во-первых в том, что государь по его просьбе приказал из государственного казначейства отпустить более значительные средства на потребности университета и утвердил новый устав, а во-вторых в том, что государь вел с ним много лет оживленную переписку. 12 декабря 1802 г. в 25 день своего рождения государь

подписал учредительную хартию Императорского Дерптского университета, где сказано: «Мы учреждаем на вечные времена для Империи Нашей, а в особенности для Губерний Лифляндской, Эстляндской и Курляндской Университеты; и как столь приятно Нашему сердцу привести сие святилище наук в цветущее состояние, то по сему и приемлем оный Университет в особенное Наше покровительство и защиту. Учреждение сие имеет преимущественно целью распространение человеческих познаний в Нашем государстве и купно образование юношества на службу отечества».

Отечественная война 1812-го года коснулась и прибалтийского края, но только в южной части. При вступлении французов в Россию крайнее левое крыло огромной армии Наполеона подошли к прибалтийским губерниям, русские заняли укрепленную позицию на средней Западной Двине при Дриссе, что оказалось не нужным, после чего войска отсюда были переведены в другие места. Вместе с тем почти все войска были выведены из прибалтийского края. 13/25 июня 1812 года левое крыло перешло границу; к корпусу маршала Макдональда принадлежал и прусский вспомогательный отряд, названный 27-ой дивизией и состоявшей из 20000 человек под начальством генерала Йорка. 23 июня/5 июля произошло первое сражение именно при Шавлях, где пруссаки сражались под начальством генерала Граверта. Курляндия занята французскими войсками, на нее наложена контрибуция в 2000000 франков; большая часть этой суммы действительно была уплачена; 7/19 июля сражались при Эккау, 8/20 июля неприятели, преимущественно пруссаки, заняли позицию при Кирхгольме, Даленкархене, Кеккау. Потом распространился слух, что они 9/21 июля при Гросс-Юнгфернгофе перешли на правый берег Двины. После того Рига находилась в прямой опасности.

Рига была в то время сильной крепостью, где был собран большой запас продовольствия и амуниции, но гарнизон ее в количественном отношении не соответствовал ее назначению. Ожидали нападение или даже осаду, так как стало известным замечание Наполеона, что Рига есть предместье Лондона. 16/28 июня в Риге объявлено военное положение. 26 июня/8 июля произошел переполох вследствие ложного известия, что неприятель приближается к Митаве. Но то, что приняли за неприятельское войско, оказалось отрядом казаков и стадом быков.

Тем не менее было решено совершенно сжечь Митаву, чтобы не дать неприятелю возможности укрепиться здесь, но курляндскому губернатору, Фридриху фон Сиверсу, удалось отклонить эту меру. Гражданское управление покинуло Ригу и переехало отчасти в Пернов (ныне Пярну), отчасти в Вольмар (ныне Валмиера), архивы также были увезены. В городе, кроме городского магистрата, остались только военные власти. Главнокомандующий в Лифляндии, генерал фон Эссен преждевременно приказал разрушить и сжечь части Митавского и Московского предместий и в ночь от 11/23 на 12/24 июля даже все Петербургское предместье. Так как неприятель под Ригой не показывался, то эта мера оказалась ненужной. Происшедшие материальные убытки от такой меры не могут быть точно исчислены, так как многие пострадавшие о своих убытках умолчали; убытки же, понесенные преимущественно бедным населением и заявленные, достигли суммы в 17000000 рублей ассигнациями.

Прусский вспомогательный корпус выдержал еще сражение при Даленкирхене 10/22 августа, при Графентале и Мезотене 17/29 сентября, при Олаи 3/15 ноября. В декабре неприятельские войска удалились, получив приказ прикрывать отступление великой армии. Командующий же прусским корпусом, генерад Йорк, заключил 18/30 декабря с русским полковником Дибичем конвенцию в Тауроггене (в Пошерунской мельнице), в силу которой пруссаки перешли к русским. В Курляндии еще с осени свирепствовал страшный тиф.

По окончании отечественной войны прибалтийский край наслаждался миром и спокойствием.

Во время Крымской войны в 1854 г. англичане делали попытки высадиться; наибольшая опасность тогда грозила Ревелю, так что часть населения и некоторые правительственные учреждения переехали в другие города (напр. Вейсенштейн). Но эти попытки серьезного значения не имели.

По восстановлении мира решение крестьянского вопроса было приведено к заключению. И в Курляндии, по желанию государя, занялись этим делом.

Экономическое положение края было вследствие войны (вследствие континентальной системы прекратился вывоз сельскохозяйственных продуктов в Англию, которая была главным их покупателем) и повышения государственных повинностей и налогов было неблагоприятно, тем не менее дворянские общества не остановились на половине пути. Они учреждали кредитные общества, которые выдавали ссуды под залог имений и распространяли свои операции на значительные области и тем дали возможность предотвратить хозяйственное разорение.

30 августа/11 сентября 1817 г. в Митаве в присутствии государя последовало торжественное объявление об освобождении крестьян. Лифляндские дворяне после этого не могли и не хотели дольше отставать от своих соседей и приняли в ландтаге 1818 г. в противоречие к постановлениям 1804 г. крестьянское положение, изданное в 1819 г., которое устанавливало право свободного перехода. Хотя крестьяне по имени сделались независимыми гражданами государства, но личная их свобода не могла принести пользы при сохранении хозяйственных ограничений. Право свободного перехода вызвало усиление спроса рабочих сил и повышение заработной платы. Право на приобретение земли было предоставлено лишь впоследствии. Пока преобладала аренда; но место прежней натуральной аренды занимала все более денежная аренда, предлагавшаяся помещиками, так как крестьяне понимали ее преимущества.

В Эстляндии в этом деле много сделал предводитель дворянства граф Александр Кейзерлинг (позднее 1862-1870 попечитель Дерптского университета).

В Лифляндии ландтаг 1847 г. постановил, чтобы плата за арендованный участок делалась в деньгах, и особенные заслуги по этой части имел барон Гамилькар фон Фелькерзам (1856 г.), по убеждениям консерватор, по действиям либерал.

В Курляндии натуральная плата за аренду отменена в 1863 г. при содействии барона Карла Матфея фон дер Реке; de facto и здесь уже давно перешли к денежной аренде и еще в 1840 г. барон Федор фон Ганн предлагал совершенно уничтожить натуральную аренду.

Более действенные меры для улучшения положения крестьян могли быть приняты лишь после того, как всякое лицо христианского исповедания без различия сословного происхождения получило право приобретать земли. Ибо лицам, принадлежавшим к городским и сельским сословиям вопреки капитуляции 1710 г., которая сохраняла все прежние права, было в конце концов запрещено владеть землей как на правах собственности, так и на правах аренды на 99 лет. Вследствие этого города, имевшие земельные владения, попали в странное положение.

Дворянский съезд (чрезвычайный ландтаг) в Курляндии, где так же, как и в Лифляндии, хотя и на других основаниях, право на владение землей было ограничено, еще в июне 1865 г. сделал подобное постановление. Между тем, как представитель курляндского дворянства

барон К. фон дер Реке для получения утверждения находился в С-Петербурге, примкнул к этому направлению и предводитель эстляндского дворянства барон фон дер Пален. Еще в декабре 1864 года эстляндский ландтаг отклонил даже предложение учредить комиссию для предварительного обсуждения этого вопроса. Решение столь важного вопроса, почти одновременное во всех трех провинциях свидетельствует о благородном настроении причастных лиц.

После этого операции существовавших дворянских кредитных обществ были распространены на покупку и продажу крестьянских участков, и многие крестьяне не преминули воспользоваться этим и приобрести участок.

Благодаря разного рода удобрениям, в особенности переходу от устаревшей трехпольной системы к многопольной, вследствие этого более богатым урожаям и благоприятным конъюнктурам на всемирном рынке здешние крестьяне скоро достигли известного благосостояния. При хозяйственных дарованиях и бережливости как латышей, так и эстонцев, которые расточительность не уважают ни под каким видом, приобретение земли в наследственную собственность оказало очень благотворное влияние. Около 1900 г. почти вся земля, обрабатываемая крестьянами, перешла в их собственность. По этому поводу дворяне говорили: мы посадили крестьянина на лошадь, теперь он должен доказать, умеет ли он ездить верхом.

Вслед за учреждением университета, который сделался центром дерптского учебного округа (включавшего сначала и часть Финляндии), проведена была и реорганизация средних и низших школ. Существовали старые школы, в том числе Ревельская дворянская гимназия (Domschule), основанная в 1319 г.; вообще все гимназии теперь были преобразованы по одному общему для всех плану; в уездных городах были учреждены начальные и уездные училища. Частные учебные заведения, соединенные с пансионами существовали, в Биркенруэ близ Вендена, в Феллине, в Верро. Также в деревнях начали учреждать помещение под школу, и духовенства, имевшего надзор за школами, ибо эти школы не принадлежали к ведомству попечителя.

Для подготовки сельских учителей дворянство учредило несколько учительских семинарий. В Лифляндии народные училища даже были разделены на низшие и высшие, так называемые приходские с расширенной программой. Преподавание велось на родном языке детей, то есть на латышском и эстонском.

Читайте также:  Управляющий гостиницей как называется

Духовные лица обрабатывали местные языки и сделали их предметом научных исследований. Из местного туземного населения первоначально не выходили церковнослужители; число пасторов латышского или эстонского происхождения было не велико до середины XIX столетия, но после этого оно увеличилось.

Дерптский университет развивался, учреждались новые кафедры. Высшее образование сделалось доступным на родине; для приобретения его уже не нужно было, как прежде, ездить за границу. Велико число тех, кто в Дерпте получил высшее образование. Разумеется, большинство избирало те науки, знание которых давало право получить место с достаточным жалованием. Должности пасторов, юристов, врачей, учителей не только в прибалтийском крае, но и в империи замещались кандидатами Дерптского университета. Некоторые из них получили всемирную известность, одного мы назовем, не опасаясь тем обидеть других: Карл Эрнст фон Бер (Baer) родился в Эстляндии 17/28 января 1792 г., был профессором Кенигсбергского университета, затем действительным членом императорской академии наук в С-Петербурге, умер 16/28 ноября 1876 г. в Дерпте, где он провел последние годы жизни. Он прославился своими работами и важными открытиями в области биологии.

Если бы мы хотели назвать другие имена, мы бы должны были составить обширный список, который доказал бы, сколько идеализма воспитанники этого университета приобрели в нем и сохранили на всю жизнь. Многие, впоследствии перешедшие на практические поприща и честно работавшие на них, проникались в Дерпте любовью и безусловным уважением к свободному научному труду. Вместе с тем, тут выработались особые формы студенческой жизни.

Четыре корпорации, имеющие характер землячеств, были основаны через небольшой промежуток времени после учреждения университета. В них никогда не обсуждали политических вопросов. Корпорация поддерживала и воспитывала членов, требуя от них раньше всего безусловной честности и исключая из своего состава совершивших нечестный поступок. В отношении к поединкам и дуэлям некоторые, не имевшие достаточного самообладания переступали предел допустимого, но учрежденные для этой цели в 1841 г. суды чести боролись со злоупотреблениями в этой области.

Музыкой много занимались, живопись и другие изображающие художества стояли на заднем плане, хотя интерес к ним, в виде исключения, кое-где обнаруживался. Музыка была господствующим художеством. В ее исполнении многие мужчины и женщины достигли значительного совершенства, хотя мы таких не знаем, которые жили исключительно для и от музыки. Более всего уважали немецкую классическую музыку; и в этой области придерживались правила: Res severa est verum gaudium. В Ревеле и вообще в Эстляндии всегда особенно любили хоровое пение; много занимались им и в Дерпте среди студентов. Квартет из членов корпорации «Эстонии» пользовался в течение нескольких десятилетий большой славой.

Но Рига все-таки оставалась первым городом всего края. И здесь театры и концерты были единственными публичными, все части общества объединяющими увеселениями. Они поставляли главный материал для разговоров и для газет, в других отделах, лишенных всякого интереса (критические статьи Карла Альта). Конрадин Крейтцер похоронен в Риге на католическом кладбище. Рихард Вагнер был капельмейстером при рижском театре. Карл фон Гольтей был не полных два года директором театра. Постоянный театр существовал в то время только в Риге. Около Иванова дня рижская труппа давала представления в Митаве, где имелось подходящее помещение. Впоследствии в этом здании был устроен цирк, а затем Курляндский провинциальный музей.

Со времени пробуждения исторического интереса изучение родной старины сделалось преобладающим научным занятием. Курляндское общество, основанное в 1815 г., должно было сделаться центром литературной и художественной деятельности. Но с течением времени оно все более исключительно останавливалось на двух задачах: на изучении родной природы и изучении родной старины. Музей в Митаве, основанный статским советником фон Реке и врачем, доктором Лихтенштейном, обнимал также обе области (естествознание и историю) и внес в широкие слои интерес к ним. В Риге (1844) и Дерпте были основаны общества естествоиспытателей, в Ревеле при «литературном обществе», основанном в 1842 г., образовалась секция природоведения. В 1834 г. возникло в Риге общество, сосредоточившееся с самого начала на изучении истории и археологии прибалтийского края. Подобные общества для изучения местной истории и археологии возникли впоследствии и в мелких городах: Аренсбурге, Нарве, Феллине, Пернове, Вейсентштейне, так как и в них набиралось достаточное количество людей с умственными интересами. Латышское литературное общество, имеющее общие собрания то в Риге, то в Митаве, ученое эстонское общество в Дерпте начали работать еще в первой половине 19 столетия.

Все эти общества преследовал и строго научные цели и принесли свою пользу; при этом было бы несправедливо упрекать их в том, что они способствовали разбрасыванию сил; при условиях нашей жизни и больших расстояниях между городами такая децентрализация не только желательна, но совершенно неизбежна.

Леность и бездействие не имели поклонников. Помещик жил в своем имении среди крестьян и занимался своим хозяйством. В городах мужчины добросовестно исполняли обязанности по должности, находились ли они на государственной службе, которую несли преимущественно местные уроженцы, или на городской службе или в независимом положении. Женщины работали в доме. Общества с благотворительными или общекультурными задачами только что возникали. После работы мужчины отдыхали и развлекались в клубах; открытые для всех рестораны не пользовались симпатиями. В маленьких городах служащие в общественных учреждениях составляли с так называемыми «литератами», т.е. пасторами, врачами, учителями, аптекарями тесно сплоченную семью, спокойствие и согласие которой только изредка нарушались, если в нее проник неподходящий элемент или провинился чей либо слишком острый язык.

Эти кружки устраивали чтения и танцевальные вечера, обыкновенно в частных домах, но иногда, особенно когда в городке были проезжающие студенты, в помещении клуба или, на местном наречии, «муссы». Такие «муссы» существовали везде, большей частью в гостинице поблизости от почтовой станции. Здесь задерживался проезжающий и, исполняя роль живой газеты, сообщал последние новости. Гостеприимство было широко распространенною добродетелью, как в городах, так и особенно среди помещиков, в среде которых посещение соседа часто составляло единственное развлечение. Дети помещиков, сыновья и дочери получали свое образование большей частью в родительском доме от наставников, в числе которых было много выдающихся ученых, сделавшихся впоследствии университетскими профессорами, и от гувернанток, преимущественно приглашавшихся из Франции. Английскому языку учились тогда лишь очень редко.

Еще в средние века около городов устраивались сады (Hofchen) и в этих садах легкие строения. В 18 и 19 столетиях широко распространялся обычай среди достаточно состоятельных, к которым принадлежало большинство городского населения (число крупных капиталистов было весьма незначительно) в летнее время переезжать на дачу. То есть в сад около города. Учащаяся молодежь оставалась на даче в течение школьных каникул, отцы семейства, имевшие регулярные занятия, ежедневно ездили в город и к вечеру возвращались на дачу. Стали ездить и дальше, в особенности на морской берег. Возникли на берегу дачные местности.

Так в Эстляндии места около Ревеля: Балтийский Порт, Меррекюль, в Курляндии: Либава, Виндава, Ассерн, в Лифляндии близ Риги: Дуббельн (первоначально крестьянский двор) и целый ряд других, начинающийся от Буллена и идущий глубоко в Курляндию, кроме того Петерскапель. Эта дачная жизнь развивается ежегодно и приносит для многих кроме отдыха и освежение и поправление здоровья. Устройство новых пароходных рейсов и постройка новых железных дорог способствует увеличению прилива дачников в дачные местности. На месте прежних преимущественно хвойных лесов разбиты сады и парки, но осталось и достаточно нетронутой природы.

В Кеммерне и Балдоне есть сернистые источники, которые имеют целебное значение и привлекают с каждым годом все большее число больных. В Аренсбурге и Гапсале есть грязевые ванны. Гапсал до и после 1859 г. не раз удостоился чести, что в нем останавливались Высочайшие особы. Их Величества с Августейшими детьми изволили приезжать в Гапсал несколько раз на несколько недель. В этих случаях характер маленького городка совершенно менялся. Августейшее семейство жило в небольшом дворце близ Гапсаля; устраивались балы, пикники, иллюминации в близко лежащих развалинах старого рыцарского замка и гапсальские дачники как зрители допускались к этим увеселениям с большой любезностью, девочки даже получали из Высочайших рук гостинцы, а мальчики увлекались учением полуроты пехоты, занимавшей караулы и имевшей при себе музыку.

Особый тип мелких торговцев, встречавшийся более всего в Курляндии, представляли разносчики (Pindel-Kramer), все еврейского происхождения, носившие свои разнообразные товары на спине и ходившие пешком из города в город, из деревни в деревню. Если дела шли хорошо, то такой разносчик нанимал помощников или даже покупал тележку с лошадью. Его ждали с нетерпением как в усадьбе помещика, так и в избе крестьянина. Так как при высоких таможенных пошлинах заграничные продукты были весьма дороги, то эти разносчики имели сношения с контрабандистами и продавали товары, которых торговцев в городе или вовсе не продавал или во всяком случае не по этой цене. С этими разносчиками нужно было долго и усердно торговаться, так как они всегда запрашивали, даже и те из них, которые в остальном отличались действительной честностью. Особенно же это запрашивание имело место в конской торговле.

Заводско-фабричная промышленность была еще мало развита и встречались лишь в крупных городах: в Риге существовали чугунно-литейные заводы (Вермана), фаянсовый и фарфоровый завод Кузнецова и табачные фабрики, изделия которых покупались не только в прибалтийской крае, но и в империи и даже на восточных рынках. В Митаве был завод белой жести, произведения которого далеко распространялись. Около Феллина были стеклянные заводы, на острове Да го, в Цинтенгофе близ Пернова, в Нарве суконные фабрики (Кренгольмская мануфактура), в Нарве также бумагопрядильни. Добывание цемента в Порткунде началось немного позднее. Для вызова за границу большое значение имел лес, как в бревнах, так и в досках, которые изготавливались на многочисленных лесопильных заводах. До половины столетия паровые машины применялись в ограничен ном количестве и соответственно сему ввоз каменного угля был незначителен.

Генерал-губернатором Лифляндии и Курляндии с 1812 г., а с 1819 г. и Эстляндии, и до 1829 г. был маркиз Паулуччи.

В 1830 г. появилась в первый раз азиатская холера, унесшая много жертв, так как врачи не знали, как с ней бороться, и в 1848 г. она еще раз с особою свирепостью посетила прибалтийский край; поздние эпидемии были значительно слабее. Холера свирепствовала и в деревнях, но более в городах, которые еще были окружены стенами (устраненными лишь около 1860 г.). Снабжение городов питьевой водою было весьма неудовлетворительное, кое-где, при особенно неблагоприятных условиях, даже прямо невозможное. С этим злом начали бороться.

С 1885 г. обратили внимание на настоящую проказу (лепра), которая известна была в прибалтийском крае еще в средние века, и которую считали эндемической болезнью, встречавшейся лишь в некоторых местах. Теперь, после того как констатировали проказу и в других местах, вступили в энергетическую борьбу с этим врагом. Как уже в средние века, когда все города имели особые приюты для прокаженных, так и теперь строили особые лепрозории, куда обязательно собирали больных и подозрительных. Так как таким образом устранялась и устраняется возможность заражения, то вместе с тем открывается надежда на подавление этой страшной болезни, насколько это в силах человека.

Читайте также:  Ячневая крупа как по другому называется

Войны, которые Россия вела в XIX столетии после Отечественной войны 1812го года, за исключением Крымской, когда балтийские гавани были блокированы, не касались непосредственно прибалтийского края. Поэтому мы о них не говорим. Обязанность пополнения армии лежала главным образом на крестьянском сословии. При рекрутских наборах крестьянские общины старались раньше всего сбыть дурные элементы. Но для многих, попадавших по жребию в солдаты, военная служба была тяжким бременем. Заместительство не допускалось: вытянувший жребий и не освободившийся непременно должен был служить. Служба была продолжительна. Возвращавшийся после долгой военной службы на родину, был чужим человеком в своей деревне и содержание его ложилось тяжелым бременем на крестьянское общество. Эти отношения изменились к лучшему со времени введения всеобщей воинской повинности (1874 г.).

Строгие законы против дуэлей назначали как наказание, зачисление виновных простыми рядовыми в какой-нибудь полк, вследствие чего и молодые люди не крестьянского происхождения знакомились с прелестями военной службы. В лучшем случае такие рекруты отправлялись на Кавказ, где происходила борьба с горцами, не лишенная известной романтической привлекательности.

На офицерских местах (и на высших) уроженцы прибалтийского края встречались в большом числе. В случае войны отсюда выходило много добровольцев, особенно из дворянства, имевшего лучшие шансы. Это делалось не потому, что только в военное время пробуждался патриотизм, а потому, что в это время обязанности перед отечеством требовали особого выражения. Местные жители были всегда верные патриоты, чувство которых только потому для посторонних было мало заметно, что оно не любило шумных проявлений. В последний раз такие добровольцы выступили в Крымской кампании; из них некоторые возвратились награжденные Георгиевским крестом, другие пали на поле чести за царя и отечество.

Также стоит упомянуть о Геррнгутеровском (Гернгутеры) движении в XVIII столетии. В некоторой связи с ним находилось движение, возбужденное баронессой Юлианой фон Криденер, рожденной фон Фитинггоф, дочерью вышеупомянутого покровителя театра, бывшей раньше великосветской барыней. Имея доступ ко двору, она старалась даже подчинить своему влиянию императора Александра I, в особенности убедить его сделаться творцом всеобщего мира. Деятельность ее в прибалтийском крае и движение, вызванное ей, приняли болезненный характер. Распоряжения правительства от 1817, 1826, 1834, 1839 гг. деятельности геррнегутеров указаны точные рамки; в кружки, собиравшиеся для слушания проповедей и толкований геррунгутров вошли преимущественно крестьяне как в деревнях, так и в городах. Религиозная восприимчивость, наблюдавшаяся главным образом среди туземного населения имела впрочем печальные последствия.

Голодные годы (1839-1841) и возбуждавшиеся в это время, неисполнимые надежды побудили многих, более всего в северной Лифляндии перейти в православную церковь. Они не знали и не хотели тому верить, что обратный переход в лютеранство законом был запрещен и должен был повлечь за собой наказание. Движение тогда успокоилось, но несколько времени спустя, когда сделаны были попытки обратного перехода в лютеранство перешедшее в православие и в пасторы, принимавшие их пострадали, ибо свобода совести не существовала.

Эти явления глубоко огорчали истинных патриотов.

Недовольство охватило всех, тем более, что заседавшая в сороковых годах, так называемая Штакельберг-Ханыковская комиссия смотрела на дела с узко бюрократической точки зрения. Она считала как раз основания исторически сложившегося порядка местной жизни пережитками старины, препятствиями прогресса и возможным их удалить как изношенное платье. Молодые чиновники, в том числе Юрий Самарин, прикомандированные к этой комиссии для того, чтобы для нее исполнить подготовительные работы, лишь поверхностно изучали оппозиционного и враждебного настроения и люди совершенно безобидные делались подозрительными.

Затем гонения обрушились на университет. Число студентов ограничего на 400; но скоро для медицинского и богословского факультетов сделаны расширения, ввиду настоятельных требований жизни; философский факультет в 1850 г. разделен на историко-филологический и физико-математический. Когда университет в 1852 г. справлял юбилей по случаю исполнения первого полустолетия его существования, то смутное время миновало, и будущее, по-видимому, обещало много хорошего.

1 января 1848 года император Николай I назначил по собственному своему почину генерал-губернатором графа Александра Суворова-Рымникского, князя Италийского, (остался генерал-губернатором до 1861 г.) давно заслужившего доверие государя, с открыто высказанным намерением, утешить глубоко огорченных жителей прибалтийского края. Намерение это было исполнено.

Князь стал изучать местную жизнь, которая и для него имела много странных сторон, без предвзятых убеждений, опираясь на целый штаб достойных помощников. Он знакомился с каждым ведомством отдельно, сближался с представителями его, относился к ним с доверием и старался тем заслужить их доверие и таким образом вступил на единственно правильный путь, по которому должен идти посредник между государем и подданными, желающий исполнить удовлетворительно возложенную на него ответственную задачу. С большим остроумием и неутомимым трудолюбием, а также с любовью к делу и к подчиненному населению он управлял краем, хотя и ему было указано общее направление, которого он строго держался.

Общеевропейские политические отношения после заключения Парижского мира (18/30 марта 1856 г.) были благоприятны. Везде происходило новое движение, возникала новая жизнь. То же замечалось и в прибалтийском крае, жители которого всегда были консерваторами, но никогда не держались слепо и упрямо старого. Большие и важные перемены они пережили с полным сознанием и сочувствием. Утопических стремлений они справедливо избегали, достижимое и то, что обещало пользу, всегда находило приверженцев.

В то же время построена и первая в крае железная дорога от Риги до Динабурга, по ходатайству позднейшего бургомистра Густава Даниила Гернмарка. За ней последовали другие дороги. Гавани конкурировали, хотя с трудом но и не без успеха с Санкт-Петербургом; особенно возвышалась Либава, которая делалась местом вывоза для произведений огромной территории. Не так давно еще ничтожный городок Либава росла по американскому образцу и скоро далеко оставила за собой Митаву. Позднее в Либаве была устроена и военная гавань. Передвижение в пределах края значительно увеличивалось. Прежде поездки в другие города предпринимались исключительно, если какие-либо дела того требовали. Для своего удовольствия никто не путешествовал, за исключением молодых людей, путешествовавших пешком.

Теперь все больше стали посещать живописные местности. В 1861 г. в Риге, и в 1866 г. в Ревеле были устроены съезды любителей хорового пения, на которые участники стекались со всех сторон. Точно также устраивались разнообразные выставки, промышленные, сельскохозяйственные, культурно-исторические, в 1883 г. в Риге, в 1886 г. в Митаве.

В 1896 г. в Риге происходил Х-й археологический съезд, в 1908 г., съезд балтийских историков, в 1903 г. была выставка геральдики в Митаве. Народные переписи производились по стараниям сословий в феврале 1864 г. и в декабре 1881 г. Правительство производило так называемые ревизии: восьмую в 1834 г., девятую в 1851 г., десятую в 1858 г. Первая всенародная перепись во всей империи состоялась в январе 1897 г. Некоторые реформы, впрочем, едва ли были целесообразны. Так например, следовало бы не уничтожить цеха, а произвести их преобразование согласно требованиям времени.

Прибалтийский край выработал особое провинциальное право; к кодификации его было приступлено еще в сороковых годах девятнадцатого века. В 1845 г. изданы два тома (устав о присутственных местах, о сословном делении; в 1864 г. вышла часть гражданского права. Другие части не изданы, так как заседавшая в Дерпте квалификационная комиссия была упразднена. То же движение, которое происходило в других областях, наблюдалось и в области образования и воспитания. Преподаватели собирались на съезды, например в 1878 г. в Митаве. Дворянство содержало гимназии с пансионами, в Биркенруэ близ Вендена (прежде частное училище Голландера) и в Феллине (прежде частное училище Шмидта). Университет переживал особенно цветущее время; число студентов достигло больших размеров, но до перепроизводства людей с высшим образованием дело не дошло.

Это здоровое развитие было прервано стремлениями к большему сближению прибалтийскому края с империей, исходившими от центрального управления. В 1877 году общее имперское городовое положение, изданное в 1870 г., было введено и в прибалтийском крае. Гласные городской думы, члены управы с городским головой во главе избирались на определенный ограниченный срок. Прежние магистраты сохранили некоторые функции, но в ноябре 1889 г. они были везде упразднены. В 1888 г. была проведена полицейская реформа, касавшаяся как городской, так и деревенской полиции, а в ноябре 1889 г. последовала судебная реформа.

Благодаря этой реформе, построенной на чуждых местным правовым воззрениям основаниях, судопроизводство испытало коренное преобразование. Как в уголовном, так и в гражданском делопроизводстве, допускался впредь исключительно русский язык; поэтому большая часть прежних служащих в судебных учреждениях должна была оставить службу и на их место явились новые служащие, владевшие русским языком, но не знавшие особенностей местной жизни. Прежде в судах допускались и местные языки, т.е. эстонский и латышский, теперь для незнавших русского языка введены переводчики и судопроизводство сделано открытым.

Эти перемены чувствительно коснулись местной жизни. Число потерявших свой заработок было велико. В то же время и во всех учебных заведениях русский язык сделан общим и обязательным языком преподавания. (До сих пор на русский язык обращали очень мало внимания, так что успехи в нем были весьма незначительны; многие, впрочем, научались впоследствии свободно говорить по-русски). С 1885 г. начали вводить преподавание на русском языке в народных школах, с 1890 г. в Дерптском университете, а в 1893 г. город Дерпт переименован в Юрьев. С введением русского языка большинство старых испытанных преподавателей должно было уступить свои места новым силам.

Началась эмиграция в широких размерах, ибо всем жителям прибалтийского края предъявлено требование, воззрения, приобретенные на прежних исторических основаниях, «стереть внезапно как неправильно решенную задачу мокрой губкой с доски своей памяти» (Гёте). Большинство эмигрантов направлялось в Германию, где многие находили новые места в университетах, в государственной и частной службах. Против школьной реформы возражал впрочем и такой убежденный националист, как Катков, одобрявший все остальное, так как он считал балтийские школы действительно образцовыми.

В то же время сельское хозяйство, все еще, как и прежде, главное основание материальной жизни, переживало опасный кризис. В восьмидесятых годах началось, благодаря неблагоприятным переменам на всемирном рынке, общее падение цен, но вместе с тем повышение платы за работы.

Еще более ухудшилось положение, когда в 1891 г. вывоз хлеба был запрещен вследствие неурожая, случившегося в центральных губерниях. Доставлять хлеб из прибалтийского края в центральные губернии, несмотря на железные дороги, и теперь, как и прежде, оказалось невозможным, а заграничные покупатели и до запрещения вывоза покупали в ограниченных размерах, чтобы не слишком переобременить рынок хлебным товаром. Рабочие силы из деревень устремились в города, где фабрично-заводская деятельность делала огромные успехи (хотя скоро последовала реакция). Вместе с тем многие сельские жители покидали родину навсегда, стремление в «теплые страны» болезненно охватило многих. Таким образом сельскому хозяину стоило все больше труда находить удовлетворительное количество работников. Тем не менее, мы едва ли смеем говорить о «рабочем» движении и, если оно где либо возникало, то во всяком случае в самых скромных размерах. Все-таки более проницательные люди смотрели не без серьезных опасений на происходившее развитие. Когда в августе месяце 1903 г. министр финансов С.Ю. Витте вышел в отставку, все говорили, что будет война и новый 1904 г. встречали повсюду с тяжелыми ожиданиями.

Источник

Adblock
detector