Меню

Как называется записи о событиях своего времени тысячу лет назад

1020 год. Что творилось в мире ровно тысячу лет назад

Историческая реконструкция

1020-й год начинался не в пример нынешнему, зима была настоящей — лютой.

«Зима в этом году была холоднее и длиннее, чем обычно, и настолько суровая, что многие умерли от сильного мороза. За ней последовала неслыханная смертность, которая внезапно опустошила почти всю землю», — пишет немецкий монах Саксон Анналист.

Но, несмотря на «неслыханную смертность», это был сравнительно тихий и мирный год. Потому что большие войны, пожиравшие Европу, к тому времени закончились, а новые еще не успели начаться. Старые великие монархи друг за другом сходили в могилу, молодые львы только начинали чувствовать привкус крови.

Василий Болгаробойца

В числе первых был византийский император Василий II, самый яркий представитель Македонской династии. В 1020-м этому суровому аскету перевалило за 60. За время своего долгого правления он не удосужился завести детей, зато сумел сделать Византию снова великой ( Make Byzantine Great Again ), во всяком случае, считаться с империей были вынуждены все.

В 1018 году закончилась самая долгая, самая беспощадная война Василия II — с болгарским царем Самуилом . Борьба шла с переменным успехом. Бывало, что ромеи терпели жестокие поражения, но побед было больше. Самая запоминающаяся случилась летом 1014 года, когда в ущелье Беласицы в ловушку угодила крупная болгарская армия. После этой битвы император совершил свой самый мрачный поступок — приказал ослепить 15 тысяч пленников, после чего отправил их на родину. Несколько месяцев тянулась по каменистым балканским дорогам длинная колонна, некогда грозное войско, разбитое теперь на сотни. Во главе каждой сотни шел провожатый — счастливчик, ослепленный лишь на один глаз.

Говорят, Самуила при виде своего ослепленного войска хватил удар и с постели он больше не поднялся. А Василий еще больше укрепил свой авторитет среди соседей и получил прозвище Болгаробойца.

«. И когда Самуил увидел, как возвращаются его воины, он не мог вынести этого зрелища, мужество покинуло царя, и он сам как будто ослеп и упал в обморок. Его спутники на короткое время привели его в чувство — водой и душистыми солями, и, немного поправившись, Самуил попросил еще холодной воды. Но сделав глоток, он снова рухнул — у него случился сердечный приступ. И он умер два дня спустя, 6 октября», — пишет византийский историк Иоанн Скилица .

Война в Италии

В 1020-м году Василий готовился к новой войне — с иберийским царем Георгием (в 1022 году она закончится полным разгромом грузин). Думал он и возобновлении походов в Сирию и Палестину, которые находились тогда под властью египетских Фатимидов . Мечтал освободить Гроб Господень. Глядишь, и не случилось бы крестовых походов. Но не успел.

Горячо было и в принадлежавшей в то время Византии южной Италии. Здесь еще несколько лет назад началось восстание лангобардской знати, вылившееся в крупную войну. Подавить возмущение удалось талантливому катепану (наместнику) Италии Василию Биоаннесу. В 1018 году под Каннами, почти в том самом месте, где Ганнибал когда-то разгромил римские легионы, Боиоаннес уничтожил войско лангобардов и их норманнских наемников. Причем в войске византийцев блестяще себя проявила варяго-русская дружина . Восстание было подавлено, его лидер — Мелус из Бари — бежал в Германию к императору Священной Римской империи Генриху II Святому . Туда же, а точнее в город Бамберг во Франконии в 1020-м прибыл папа Римский Бенедикт VIII — и тоже стал жаловаться на византийцев. Они вместе отпраздновали Пасху, а затем папа плотно «насел» на императора, умоляя вторгнуться в Италию и очистить ее от ромеев. Генрих обещал, однако вспомнил о своем обещании лишь в конце 1021 года, когда медлить было уже позорно. С крупной армией император двинулся на Апеннины. Немцы одержали несколько мелких побед, взяли несколько городов, однако окончательно разгромить византийцев не смогли — тевтоны уперлись в неприступную крепость Троя, которую как раз в 1020 году строили в горном проходе под руководством Боиоаннеса. Сломав зубы об эту Трою весной 1022 года, Генрих отступил и через два года скончался.

Византийцы же, сохранив за собой Апулию, Калабрию и некоторые другие территории, нацелились на новые подвиги. У Василия II были планы совершить масштабную экспедицию на Сицилию, чтобы очистить ее от арабов. Однако воплотиться в жизнь этим планам помешала смерть императора в 1025 году. Ромеи все-таки высадятся на Сицилии в 1030-е и под командованием грозного Георгия Маниака одержат несколько впечатляющих побед. Однако закрепиться на острове им не удастся и уже скоро Сицилия станет добычей норманнского авантюриста Роберта Гвискара . Он станет непримиримым врагом Византии, будет угрожать даже Константинополю, но это случится позже. В 1020-м Византия еще на коне, а десятилетний Роберт гоняет гусей в родной Нормандии и только мечтает о грядущих подвигах.

Читайте также:  Как называется козырек на дверь авто

Русь расправляет плечи

Еще один монарх, который в 1020-м сходил со сцены, — польский князь Болеслав I Храбрый . Ему оставалось немного — в 1025-м он провозгласит себя королем, а следом за этим отдаст богу душу, вероятно, довольный тем, что прожил крайне насыщенную жизнь.

Он немало попил крови у соседей чехов, у славян-лютичей, у немцев, неоднократно и довольно успешно воевал с Генрихом II. Итогом этих войн стало присоединение к Польше некоторых территорий, ранее входивших в состав Священной Римской империи — Мейсенской марки и Лужицы. Меньше Болеслава интересовало восточное направление, хотя и здесь он «засветился». В 1018 году вмешался в междоусобные разборки на Руси, где братья Святополк и Ярослав оспаривали наследство своего отца — киевского князя Владимира Святославича (умер в 1014-м году). Болеслав выступил на стороне Святополка, и в 1018 году их объединенное войско разгромило отряды Ярослава в верховьях Западного Буга. Ляхам удалось даже захватить Киев, правда, ненадолго. Народное восстание скоро очистило стольный град от интервентов.

Недолго почивал на лаврах и князь Святополк. Летом 1019 года он терпит поражение от Ярослава на реке Альте, бежит в Чехию и вдалеке от родины сгорает от лихорадки.

«Была же тогда пятница, и сходило солнце, и сошлись обе стороны, и была сеча жестокая, какой не бывало на Руси, — сообщает о сражении на Альте Нестор Летописец . — И, за руки хватаясь, рубились и сходились трижды, так что текла кровь по низинам. К вечеру же одолел Ярослав, а Святополк бежал. И когда бежал он, напал на него бес. «

А молодой Ярослав становится киевским князем, с каждым годом укрепляя свой авторитет. Русь в его времена расцветает, превращается в одно из самых могущественных государств Европы. Ярослав — тот самый молодой лев, который, правда, в 1020-м только начинал свой путь к вершинам. Впереди у него была жестокая схватка с родным братом — князем-рыцарем Мстиславом Храбрым , войны с печенегами, литвой, ятвягами. Но не только битвы и кровь. Среди заслуг Ярослава и создание первого кодекса законов, известного как «Русская правда», и превращение Киева в по-настоящему столичный город. Именно при Ярославе в городе на Днепре по примеру Константинополя возводятся Золотые ворота и Софийский собор.

В 1020 году у Ярослава рождается старший сын Владимир , который станет впоследствии князем новгородским. Его мать — Ингигерда , дочь шведского короля Олафа Шётконунга , Ярослав женился на ней в 1019-м, получив в приданое Ладогу — древнюю вотчину варягов. Владимир умрет на несколько лет раньше своего отца, поэтому не сможет претендовать на киевский престол. Однако и в качестве новгородского князя поучаствует в большом деле: в 1043 году Владимир возглавит последний русский поход на Константинополь , который закончится, увы, печально: ладьи русов будут сожжены «греческим огнем», армия разбита. Однако эта операция — исключение. При Ярославе у Руси с Византией складываются вполне дружеские и даже равноправные отношения. Идет бойкая торговля, варяги и славяне воюют в составе византийского войска , греческие монахи учат наших предков, как правильно молиться богу.

Но престиж Русь зарабатывает не только в глазах ромеев. Ярослав выдает своих дочерей за не последних европейских монархов: старшая — Анастасия — становится супругой венгерского короля Андраша I , средняя — Елизавета — выходит замуж за короля Норвегии Харальда III , младшую, самую известную, — Анну — берет в жены король Франции Генрих I .

Империя Северного моря

Еще один «молодой лев» образца 1020 года — датский король Кнут Великий . Осенью 1002 года король Англии Этельред II Неразумный , словно подтверждая свое прозвище, приказал устроить на острове массовую резню датчан, известную как «бойня в день святого Брайса». Англосаксы, конечно, с удовольствием устроили. Правда, решительность и жестокость вылезла им боком. Уже в следующем году у берегов Англии появился огромный датский флот под командованием короля Дании Свена Вилобородого . Нашествия продолжались чуть ли не каждый год, во время очередного похода, в 1013 году, Свена сопровождает его сын — Кнут. В 1014 году Вилобородый умирает, королем Англии дружина провозглашает Кнута, который в 1016 году, разгромив англосаксов в нескольких битвах, подчиняет все королевство, а после этого, в 1018-м, становится властителем и земли предков — Дании. Позднее к своим владениям Кнут присоединит еще и Норвегию, и его громадная монархия позже получит красивое имя — Империя Северного моря.

Читайте также:  Как называется обувь футболиста шиповки или бутсы

Кнута уважают в Европе не меньше киевского князя Ярослава. Болеслав Храбрый спешит поделиться с ним отборными отрядами, император Генрих II уступает Кнуту Шлезвиг и Померанию. Датский король выстраивает прекрасные отношения с церковью, совершает даже паломничество в Рим. Вероятно, поэтому источники — как правило, монахи, — рисуют крайне положительный портрет Кнута: короля честного, мудрого и справедливого. Хоть иногда и излишне жесткого. Но это простительно — викинг же, северянин!

Дания в 1020-м — могущественное государство. Куда более сильное, чем, скажем, Франция, похожая в это время на лоскутное одеяло, причем королю на этом одеяле принадлежат не самые крупные лоскуты. Роберт II Благочестивый (он получил такое прозвище несмотря на то, что был трижды женат, а однажды делил ложе одновременно с двумя прекрасными дамами) пытается объединить королевство, но за все время его долгого 35-летнего правления у него это так толком и не получается. Его формальные вассалы — и герцог Нормандии, и герцог Аквитании, и граф Фландрии — на деле куда сильнее короля. И богаче, и влиятельнее. Возрождение Франции начнется лишь спустя без малого 100 лет, при Людовике VI Толстом . Именно он начал ставить на место влиятельных и дерзких баронов и даже решился на поход против Священной Римской империи. Но это уже другая история.

Источник

Как устроены летописи?

Летопись, это рукописная книга, записанная на пергаменте или на бумаге, в которой события прошлого описаны в виде более или менее подробных погодовых записей. Запись событий каждого года в летописях обычно начинается словами: «в лѣто …» (то есть «в году …»), отсюда название — летопись. В Византии аналоги летописи назывались хрониками, в Западной Европе в Средние века анналами и хрониками.

До нашего времени дошло порядка 5000 летописных списков XIV—XVIII веков. Списками их называют, потому, что эти рукописные книги были переписаны, списаны с другого источника (другой рукописной книги). Иногда разница между списками состоит только в небольшом числе орфографических ошибок, допущенных переписчиком при списывании.

Протографом называют летопись или какой-то иной текст, с которого переписывался текст изучаемой летописи.

Изводом называют одну или несколько очень близких вариантов летописей. Т.е. несколько книг, в которых написано почти одно и то же (±орфографические ошибки и мелкие разночтения).

Обычно в печатном виде публикуются летописные изводы, а в комментариях к ним указываются разночтения между разными экземплярами этих изводов.

Один извод от другого отличается уже, собственно, по смыслу. Но наибольшее количество различий наблюдается между летописями, составленными в разных регионах. Списки летописей по месту составления или по месту изображаемых событий иногда делятся на разряды. Существуют такие разряды «новгородские летописи», «псковские летописи» и т.д.

Любая дошедшая до нас летопись (древнерусская рукописная книга с погодными записями) относится к какому-то изводу. Обычно историки указывают на летописный извод, или даже на какое-то отдельное произведение «повесть», «поучение», «сказание», если оно записано в почти неизменном виде во многих летописях.

Наиболее древний летописный текст, дошедший до нас это, Новгородская первая летопись старшего извода в синодальном списке. Это пергаментная рукопись размером в четверть листа. Она хранится в Синодальном собрании ГИМ, в ней 169 листов. Предполагается, что в первоначальном варианте в ней было еще 136 листов, но когда-то в древности они были утеряны, и до нас этот список дошел в таком вот урезанном виде.

Первая часть этой летописи была записана в дошедшем до нас виде в XIII веке (в 20-е или в 60-е годы — тут мнения источниковедов расходятся). Вторая часть этой летописи была в дошедшем до нас виде записана в XIV веке, около 1330 года. Далее идут приписки разными почерками о событиях 1331—1333, 1337, 1345 и 1352 годов. Таким образом, можно сказать, что древнейшая часть дошедшей до нас летописи дошла до нас в списке XIII века. А в целом НПЛ старшего извода в синодального списке была дописана в XIV веке.

В то же время, до нас дошло несколько более поздних (т.е. более «младших») списков новгородской первой летописи. Два древнейших из них относятся к XV веку. Эти 2 и еще 7 других дошедших до нас списков НПЛ младшего извода почти не отличаются между собой и именно поэтому объединены в один извод. Новгородская первая летопись младшего извода очень незначительно отличаются от НПЛ старшего извода. Но в НПЛ старшего извода нет большого куска из первой части, описывавшей события, происходившие ранее 1016 года. А в НПЛ младшего извода описание этих событий есть. Поэтому обычно принято публиковать НПЛ обеих изводов — старшего и младшего — в одном томе, чтобы и исследователи, и просто любознательные люди могли ознакомится и с древнейшим вариантом текста из НПЛ старшего извода, и с более полной версией текста из НПЛ младшего извода.

Читайте также:  Как назывался театр с которым сотрудничал островский

Две другие древнейшие из дошедших до нас летописей это летопись монаха Лаврентия (Лаврентьевская летопись, датируемая 1377 годом), и Ипатьевская летопись начала XV века (по названию Ипатьевского монастыря под Костромой, где она хранилась). Именно эти летописи содержат самое древнее (дошедшее до нас) описание событий истории Руси до 1016 года. Поэтому часто именно Лаврентьевскую и Ипатиевскую летописи называют «древнейшими дошедшими до нас древнерусскими летописями».

Долгое время ученые-источниковеды считали первоисточником всех начальных сведений русских летописей так называемый «древний свод начала XII века», написанный в Киеве. Наиболее вероятным его создателем считался монах Нестор (сейчас ряд известных источниковедов опровергает мнение о том, что автором был именно Нестор, но дискуссия по этому вопросу пока продолжается).

Этот «древний свод XII века » и назвали по первым его строкам «Повесть Временных Лет» (ПВЛ). Иногда же его называют «Первоначальная летопись» или «Несторова летопись». Это наиболее ранний из дошедших до настоящего времени древнерусских летописных сводов начала XII века. Он известен по нескольким редакциям и спискам с незначительными отклонениями в орфографии.

С текста ПВЛ начинается текст большинства дошедших до нас летописей. Собственно, любая летопись писалась как история мира от его сотворения до нашего времени. Поэтому летописец сначала записывал древнейшие дошедшие до него сведения из других, более древних летописей, иногда соединяя сведения из нескольких имеющихся у него древних летописей, добавляя сведения из других имеющихся у него документов (договоров, законов и т.д.). О современных ему событиях, летописец добавлял и собственные сведения и сведения услышанные им от очевидцев. Порой в летопись добавлялись и художественные произведения: «поучения», «сказания» и т.д.

Таким образом, происхождение всех летописей можно представить как своего рода «куст», растущий из начального свода XII века (ПВЛ), к которому каждый следующий летописец дописывал какие-то свои сведения, создавая, таким образом, новую веточку на этом кусте. А его летопись, в свою очередь, могла послужить протографом (базовым текстом) для другой летописи, или источником для заимствования отдельных сведений в другую летопись.

Дальнейшее изучение и сопоставление летописей привело исследователей к идее о том, что и сам текст ПВЛ был составлен на основе еще более ранних, существовавших до него, летописей, естественно, с учетом имевшихся в распоряжении летописцев документов и устных преданий. Наиболее подробно вопрос происхождения текста ПВЛ исследовал в начале XX века академик А.А. Шахматов, создавший ставшую общепринятой схему сложения ПВЛ из предыдущих летописных и иных источников.

Старшими и основными дошедшими до нас списками ПВЛ являются Лаврентьевская летопись, где отразилась 2-я редакция «Повести временных лет», за 1016 год, и Ипатиевская летопись, где отразилась 3-я редакция ПВЛ, за 1018 год. Далее в этих летописях начинаются собственные погодные записи, характерные для своих регионов.

В целом же текст ПВЛ в той или иной редакции лег в основу всех русских летописей и был многократно переписан летописцами, в каждом регионе добавлявшими к изначальному тексту новые и новые погодные записи.

Собирать летописи для их изучения впервые в России начал в XVII в. историк Татищев. Но он не проводил, собственно, научного анализа текста, а просто компилировал сведения из различных летописей. По сути, Татищев был отчасти первым изучающим летописи историком, а отчасти — всё ещё летописцем-компилятором.

Так, например, до нас дошел список Иоакимовской летописи, сделанный Татищевым, в котором есть ряд уникальных сведений, касающихся ранней истории Древней Руси. В то время как сама Иоакимовская летопись утрачена. Логично было бы относиться к этому, Татищевскому, списку Иоакимовской летописи, не как к труду историка или писателя XVII-XVIII века, а как к еще одной русской летописи XVII-XVIII века, сделанной с более раннего, утраченного ныне протографа.

Первым, кто провел критический анализ русских летописей был приглашенный в Россию в XVIII веке немецкий историк Герхард Миллер. Он заложил основу русской школы критического анализа летописей. Разыскание и изучение летописей происходило весь XVIII и XIX век. В последние 100 лет почти никаких новых летописей не находится, но идет все более глубокое изучение найденного материала.

Издание Полного Собрания Русских Летописей (ПСРЛ) было начато в 1830 е годы. Издание это идет до сих пор. Наиболее древние и ценные летописи были изданы в XIX веке, а затем переизданы в XX. Некоторые летописи, особенно XVII-XVIII веков до сих пор не изданы в печатном виде. Но особого интереса для средневековой истории Руси они не представляют.

Источник

Adblock
detector