Как называлась нефть компании ройал датч

Как называется

Royal Dutch Shell — британо-нидерландская нефтегазовая компания. Согласно рейтингу Forbes Global 2000 занимает 21 позицию среди крупнейших компаний мира, а в списке Fortune Global 500 находится на пятой строчке.

История

Первая изначально занималась торговлей различными безделушками и сувенирами, радовала европейских вельмож экзотическими предметами интерьера, в том числе шкатулками с украшающими их дальневосточными раковинами.

Эти раковины почему-то врезались в умы основателей компании и остались висеть на логотипе по сей день.

Когда Shell надоели эти детские игры, компания переключилась на нефть. Благо к этому моменту мистер Бенц уже вовсю выпускал автомобили на двс и успел породить спрос на бензин.

Маркуса Сэмюэля-младшего и его брата Сэма, владельцев компании, в нефтяную индустрию пригласили Ротшильды, которые неслыханно качали нефть в Баку, однако имели большие проблемы с логистикой.

Братья построили первый в мире нефтеналивной танкер (до этого черное золото возили в бочках) и поплыли по Суэцкому каналу заливать нефтью Дальний Восток.

В то время, а это начало 20 века, нефтяной гигант контролировал более 90% производства мировой нефти и около 85% конечных продаж. Героям нашей истории ничего не оставалось, как объединить усилия.

Напомним, слияние произошло в 1907 году, однако образование единого концерна произошло лишь в 2005 году. До этого Royal Dutch и Shell владели долями в материнской компании в соотношении 60% и 40% соответственно.

В двадцатом веке была экспансия, затем война и потеря активов, а затем по второму кругу. Долго на этом останавливаться не будем.

Отметим лишь, что компания являлась и является действительно передовой в своей индустрии.

Shell приложила руку ко многим открытиям в области нефтехимии, первой стала транспортировать СПГ по морю в 1964 и одной из первых нефтянок задумалась о зеленой энергетике.

Давайте переключимся на текущее состояние Shell и посмотрим на структуру бизнеса компании.

Суть бизнеса

Если когда-то на рынке абсолютным лидером была Standard Oil, а впоследствии ее потомки, то сейчас на первой строчке гордо стоит британо-нидерландский нефтяной гигант.

По объему выручки его обгоняют лишь китайские компании, объединенные в единый конгломерат, ну и Saudi Aramco стремится забрать у RDS ее титул.

Нефти и газа Shell добывает много. По результатам 2019 года объем добычи составил 3,665 млн. баррелей нефтяного эквивалента в день. То есть более 3% от мировой нефтедобычи (в 2019 в среднем добывали по 100 млн. б./ сутки):

Из этих почти 3,7 млн. баррелей в сутки четверть приходится на сжиженный природный газ.

Активы по добыче и сжижению природного газа у корпорации есть во всех частях света:

К этому же сегменту относятся все проекты по возобновляемой энергетике.

Большая часть проектов Shell в возобновляемой энергетике ведется по типу партнерств, хотя некоторые компании Shell выкупает целиком.

Основные мощности расположены в Северном море, Нигерии, Омане и Малайзии. В России у компании есть несколько совместных предприятий с Газпромнефтью.

Большая часть добываемых ресурсов продается самой себе и идет на переработку. То, что продается в сыром виде, приносит Shell 9,965 млрд. выручки и 4,195 млрд. прибыли по итогам 2019 года.

К химикатам относятся все виды пластиков и полимеров.

Финансы

Таким образом, за 2019 год компания заработала 352,1 млрд. долларов, из которых прибыли лишь 15,8 млрд.:

Возврат на активы и возврат на капитал у RDS выше чем у ближайших конкурентов более чем в 2 раза.

Получается, компания не только самая крупная, но и одна из самых эффективных.

Сравниваем мы эффективность по результатам 19 года и делаем это не потому что нам так больше хочется, а потому что по последним данным это сделать невозможно, так как вся нефтянка показала убытки.

И Royal Dutch Shell не исключение.

Чистая прибыль ушла в отрицательную зону, но этот же показатель, скорректированный на бумажные списания, показал околонулевые значения. Ровно как и FCF.

То есть, по факту, компания за квартал ничего не заработала, сработала в ноль.

Чистый долг вырос до 77,8 млрд. долларов. Net Debt/ EBITDA поднялся до 1,8, что, в целом, пока приемлемо. В кризис 16 года у компании показатель в моменте превышал тройку.

Из-за пандемии пришлось пересмотреть план по кап. затратам и снизить их на 20% до 20 млрд.:

Не самая радостная весть, учитывая, что конкуренты вкладывают больше. BP вот недавно объявила о ежегодных инвестициях в ВИЭ в размере 5 млрд. долларов.

Переходим к дивидендам. Здесь картина достаточно интересная.

Shell исправно платила хорошие дивы, которые ни разу не срезались со времен второй мировой войны.

Однако, корона-кризис подкосил дивидендного аристократа, и в первом квартале 2020 года выплаты срезали на 66% до 0,16$ на акцию:

Срезание дивов помогло, во-первых, избежать сильного повышения долговой нагрузки, а, во-вторых, высвободить денежный поток для инвестиций.

Менеджмент решил поступится статусом дивидендного короля ради устойчивости бизнеса.

Для максимизации своего возврата на инвестиции лучше выбирать акции типа B. Их можно купить на Euronext или на Нью-Йоркской фондовой бирже в виде ADS, включающих в себя 2 акции Shell. Через СПБ биржу можно, к сожалению, приобрести лишь акции типа А.

При цене одной расписки в 27 баксов и див. выплате 1,28$ вы получаете див. доходность в размере 4,8% годовых:

Это не так уж и плохо, учитывая, что ставки по долларовым депозитам околонулевые, а нефтяной мэйджор вряд ли снова будет срезать дивиденды.

Почему не будет? Все-таки, есть предположения, что пик кризиса уже пройден.

Ситуация в секторе

У RDS средние цены продажи нефти и газа во втором квартале составляли чуть более 20 долларов за баррель и около 3 долларов за миллион кубических футов:

Сейчас цены на энергоресурсы выше, и, скорее всего, результаты за третий квартал тоже окажутся более приятными, однако что ждет всю индустрию в долгосрочной перспективе?

До поры до времени большая часть аналитиков от независимых агентств и самих нефтяных компаний прогнозировало растущий спрос на нефть и газ как минимум в ближайшие 10-20 лет, однако не так давно, 14 сентября, BP выпустила свой первый пост-ковидный прогноз до 2050 года.

Компания представила три сценария развития событий касаемо выбросов CO2. Исходя из усредненного “Быстрого” сценария, кол-во выбросов углекислого газа при генерации энергии снизится на 70% к 2050 году:

Это в свою очередь говорит о том, что спрос на нефть больше не восстановится до прежних значений никогда, а спрос на газ в соответствии с видением BP начнет снижаться ближе к 35 году:

Поводом для пересмотра прогнозов стал, конечно, Covid-19. Пандемия изменила и продолжает менять потребительские привычки в сторону меньших перемещений, а следовательно меньшего использования энергоресурсов.

По мнению BP из-за ковида мировая нефтянка не досчитается 3 млн. баррелей в сутки спроса на нефть в 2025 году:

То есть через 30 лет нефтяной гигант целиком и полностью должен перейти на ВИЭ и забыть про генерацию электроэнергии при помощи нефти и газа. Скорее всего добыча полностью не прекратится, так как производство масел и различных химикатов никто не отменял.

Читайте также:  Врач по калу как называется

Но, как бы то ни было, Shell уже владеет множеством активов в возобновляемой энергетике по всему миру, продолжает активно инвестировать в эту сферу и явно не планирует останавливаться:

Более того, компания получает значительную часть выручки от добычи и продажи газа, что делает ее менее уязвимой, чем компании целиком завязанные на нефти.

Подведем итоги:

В общем, инвестиции в Shell на текущих отметках выглядят интересно. Компания устойчива, платит неплохие дивиденды, а амбиции превратится в “зеленую” компанию вселяют надежду на то, что бизнес не загнется, а даже покажет рост. Когда-нибудь 🙂

Не забудьте поставить лайк, если материал был полезен, и оставить комментарий. Обнял, дивидендов пожелал

Источник

Royal Dutch Shell plc. (RDS) Подробная информация о компании и итоги 9 мес. 2018 года

Концерн «Royal Dutch Shell plc.» — англо-нидерландская вертикально-интегрированная нефтегазовая компания, образованная в 1907 году в результате слияния Голландской Royal Dutch Petroleum и Британской Shell Transport & Trading. Это слияние, в основном, было обусловлено необходимостью конкуренции на мировом рынке с американской компанией Standard Oil. Штаб-квартира организации находится в Нидерландах, при этом компания зарегистрирована как корпорация в Великобритании.

До середины 2005 структура компании носила оригинальный «двойственный» характер: Royal Dutch Petroleum Company и Shell Transport and Trading Company Ltd являлись так называемыми «материнскими компаниями» (они не вели производственной деятельности и не входили в состав концерна), они лишь владели акциями холдинговых компаний концерна — голландской «Шелл Петролеум Н. В.» и английской «Шелл Петролеум Компани Лимитед». При этом Royal Dutch Petroleum Company принадлежало 60 %, а Shell Transport and Trading Company Ltd — 40 % акций холдинговых компаний. В свою очередь холдинговым компаниям принадлежали все акции в обслуживающих компаниях, а также — прямо или косвенно — вся доля концерна в производственных компаниях. Летом 2005 акционеры одобрили слияние материнских компаний в одну компанию со штаб-квартирой в Нидерландах. Эта сделка превратила в 2005 году Нидерланды в крупнейшего в мире инвестора, а Великобританию — в главного получателя инвестиций в мире.

В феврале 2016 Royal Dutch Shell завершила поглощение британской BG Group, о котором было объявлено в апреле 2015 года. Сумма сделки составила 70 млрд долларов США. Акционеры BG Group согласно условиям сделки получили около 19 % объединённой компании, а Royal Dutch Shell — доступ к запасам сжиженного природного газа, на добыче которого специализировалась британская компания.

По итогам 2017 года концерн Royal Dutch Shell занял первое место среди нефтегазовых компаний в списке крупнейших и наиболее мощных публичных компаний Forbes Global 2000, обойдя прошлогоднего лидера Exxon Mobil Corp. Сегодня концерн работает более чем в 90 странах и имеет крупнейшую в мире сеть АЗС, насчитывающую более 44 тысяч станций. Помимо этого, он полностью или частично владеет более 30 нефтеперерабатывающими заводами, значительным количеством химических предприятий, а также производств солнечных батарей и иных альтернативных источников энергии.

Royal Dutch Shell — один из крупнейших иностранных инвесторов в России по объёму вложений. Royal Dutch Shell участвует в разработке Сахалинского шельфа (проект СРП «Сахалин-2», совместно с ОАО «Газпром» и японскими Mitsui и Mitsubishi) и месторождений Салымской группы в Ханты-Мансийском автономном округе (50%-ная доля в Салым Петролеум Девелопмент Н.В. — СП с компанией Sibir Energy). Также компания планирует принять участие в разработке шельфовых нефтегазовых проектов совместно с «Газпромом». Помимо этого Shell активно занимается маркетингом смазочных материалов и продуктов нефтехимии — на долю концерна приходится около 20 % всего импорта моторных и индустриальных масел в Россию.

На сегодняшний день компания классифицирует свой бизнес в три основных сегмента.

1. Upstream (Разведка и добыча). Компания ведет геологическую разведку и добывает углеводороды более чем в 80 странах мира. Помимо этого осуществляется добыча битума из добываемых нефтяных песков и его конверсия в синтетическую сырую нефть. По состоянию на конец 2017 года доказанные запасы компании составляли 12,2 млрд бар н.э.

Представленная таблица достаточно хорошо иллюстрирует специфику работы иностранных нефтяных компаний в условиях волатильной ценовой конъюнктуры. Прибыль и маржа фактически полностью определяется изменением цен на нефть.

2. Integrated gas (добыча природного газа, производство и переработка СПГ, транспортировка и продажа СПГ)

Концерн активно развивает данный сегмент, делая ставку на рост спроса на сжиженный природный газ в дальнейшем, особо выделяя наметившийся прирост потребления в Китае и европейских странах. Поглощение британской компании BG в 2016 году заметно усилило позиции Shell на рынке СПГ. На Royal Dutch Shell приходится более одной пятой всего рынка сжиженного природного газа.

Представленная таблица показывает, что даже в условиях снижения цен на нефть данный сегмент остается прибыльным, обеспечивая неплохую маржу. Рост цен на нефть, газ (в том числе и СПГ) с середины 2017 г. на мировом рынке поддержал финансовые успехи Royal Dutch Shell.

3. Downstream (производство и сбыт продуктов нефтепереработки нефтехимии)

Данный сегмент является частью интегрированной цепочки по созданию продукции с добавленной стоимостью, путем переработки нефти в другое сырье и различные продукты для внутреннего промышленного и транспортного использования. В частности, компания производит бензин, дизельное топливо, мазут, авиационное топливо, морское топливо, биотопливо, смазки, битум и серу, которые реализуются по всему миру.

Таблица показывает, что в эпоху высоких цен на нефть сегмент являлся низкомаржинальным и даже убыточным, при том, что по размеру выручки оставался самым крупным сегментом компании. Существенное снижение цен на нефть приводит к повышению рентабельности нефтепереработки и нефтехимии, что выражается в росте прибыли и маржи.

Далее обратимся к анализу консолидированных финансовых показателей компании за последние годы. Отметим, что в таблице указаны цены закрытия торгов последнего рабочего дня соответствующего периода.

Следует отметить постепенный рост доходов и прибыли компании на фоне роста цен на нефть, с середины 2017 года. Следствием последнего обстоятельства стало восстановление курсовой стоимости акций компании до уровня 2014 года. Также обращает на себя внимание объем прибыли, распределенной среди акционеров: если раньше компания отдавала акционерам примерно 100% своей прибыли, то с падением цен Shell стала отдавать акционерам также и часть нераспределенной прибыли в виде дивидендов. При этом собственный капитал в абсолютном значении остается достаточно высоким (около 200 млрд дол.). На этом фоне коэффициент P/BV стабильно оставался выше единицы. Долговая нагрузка компании увеличилась на 70%, при этом соотношение долга к собственному капиталу остается на комфортном уровне 0,4.

В свои ожидания мы закладываем относительно скромные размеры дивидендных выплат (70-90% чистой прибыли) в долгосрочном периоде и отсутствие регулярных выкупов собственных акций.

Подробнее о выборе акций, расчете потенциальной доходности и принципах формирования и управления портфелем читайте в книге «Заметки в инвестировании»

Источник

Shell в России: трагедия нефтяной компании

До 1918 года англо-голландская компания Royal Dutch Shell была одним из крупнейших игроков на нефтяном рынке России, но все потеряла после революции.

Красно-желтая ракушка — эмблема транснациональной корпорации Royal Dutch Shell — один из самых известных товарных знаков в мире. Ее история насчитывает уже более 120 лет. Однако немногие знают, что в конце XIX века одним из важных направлений бизнеса британской компании The Shell Transport and Trading Company были поставки российского керосина в Азию, а вплоть до национализации нефтяной промышленности в июне 1918 году Royal Dutch Shell входила в тройку ведущих игроков на нефтяном рынке Российской империи.

Читайте также:  Как называется пластырь для заживления ран

Танкеры с русским керосином

Летом 1890 года в Баку появился элегантно одетый господин, представившийся российскому таможенному чиновнику как Маркус Сэмюэль — младший, директор британской фирмы Marcus Samuel & Co. Эта компания, образованная в Лондоне в 1878 году, специализировалась на поставках в Британию из стран Дальнего Востока и Средней Азии различных колониальных товаров, в том числе риса, сахара, шелка, фарфора, экзотической медной посуды, антиквариата и многого другого. Однако кроме ознакомления с местным рынком Бакинской губернии этот британский коммерсант имел и еще одну очень важную цель. Дело в том, что еще перед своей поездкой Маркус Сэмюэль — младший (1853–1927) внимательно прочитал книгу известного британского журналиста Чарльза Марвина «Край вечных огней: отчет о путешествии в нефтяной регион Каспийского моря» («The Region of Eternal Fire: An Account of a Journey to Petroleum Region of the Caspian»), опубликованную в Лондоне в 1884 году. В последней главе «Будущего каспийской нефтяной торговли» автор особо подчеркивал важность обеспечения быстрой, надежной и экономически выгодной транспортировки российских нефтепродуктов на мировой рынок.

Знакомство с нефтяным Баку произвело большое впечатление на Маркуса Сэмюэля — младшего. В 1890 году Россия с объемом нефтедобычи в 241,2 млн пудов продолжала уверенно наращивать темпы, с каждым годом сокращая свое отставание от США. Практически вся эта нефть добывалась на Апшеронском полуострове — 239 млн пудов. Уверенно рос и выпуск керосина: объем его производства достиг 52 млн пудов. Из разговоров с представителями бакинского делового сообщества Маркус Сэмюэль — младший понял, что у нефтяной отрасли России хорошие перспективы развития. Самое большое впечатление на него произвел нефтеналивной флот ведущих российских нефтяных компаний: «Товарищества нефтяного производства братьев Нобель», «Бакинского нефтяного общества», «Каспийско-Черноморского нефтепромышленного и торгового общества». Эти компании одними из первых построили танкеры для транспортировки нефти и нефтепродуктов по Каспийскому морю и Волге.

Оценив преимущества танкерной транспортировки нефти, Маркус Сэмюэль — младший обратил внимание и на то, что российские танкеры ограничены в своем плавании только внутренними водоемами. Поэтому, возвратившись в Лондон, он решил построить большое нефтеналивное судно, способное осуществить морскую транспортировку нефтепродуктов в Юго-Восточную Азию через Суэцкий канал. Введенный в эксплуатацию в 1869 году, канал позволял сократить путь в Индию и Индокитай более чем на 4 тыс. миль, но по соображениям безопасности суда с нефтью и нефтепродуктами в него не пускали. При проектировании танкера это обстоятельство надо было учесть.

Проект нового типа нефтеналивного морского судна выполнил британский инженер-судостроитель Фортескью Флэннери (1851–1943). Он впервые сконструировал резервуары, существенно снизившие вероятность самопроизвольного воспламенения керосина в районах плавания с высокими температурами. Также им была предусмотрена система их полной очистки после завершения рейса для последующей загрузки зерновыми продуктами. В торжественной обстановке 28 мая 1892 года на верфи West Hartlepool паровой танкер Murex водоизмещением 5 тыс. тонн был спущен на воду. К тому дню он был зарегистрирован в Лондонском Ллойде и получил разрешение от администрации Суэцкого канала на свободный проход по нему, чего раньше не могла добиться ни одна нефтяная компания.

В августе 1892 года танкер Murex совершил первый рейс. Сначала направился в Средиземное море, затем, минуя Босфор и Дарданеллы, зашел в Черное море. Погрузив на Батумском нефтеналивном терминале «Каспийско-Черноморского нефтепромышленного и торгового общества» 4 тыс. тонн российского керосина, танкер проследовал обратно в Средиземное море, через Суэцкий канал — в Индийский океан, пересек его и доставил груз в Бангкок.

В британской прессе того времени это событие называли «переворотом Маркуса Сэмюэля». К 1895 году нефтеналивной флот фирмы Marcus Samuel & Co. уже насчитывал четыре танкера типа Murex, которые совершали регулярные рейсы с российским керосином в Юго-Восточную Азию через Суэцкий канал. Вскоре в ключевых портах Индокитая у компании появились собственные нефтехранилища. В октябре 1897 года Маркус Сэмюэль — младший вместе со своим братом Сэмюэлем Сэмюэлем основали компанию The Shell Transport and Trading Company, которая в скором времени начала разработку месторождения нефти на острове Борнео. Британские газеты предсказывали дальнейшее укрепление позиций компании на фондовом рынке и вхождение в когорту ведущих игроков на мировом нефтяном рынке.

Заклятые друзья

Однако до достижения высот нефтяного олимпа компании The Shell Transport and Trading Company было еще далеко. В 1897 году объем добычи нефти в США составил 8 399 000 тонн. Это позволило американскому нефтяному тресту Standard Oil Co., возглавляемому первым в истории долларовым миллиардером Джоном Рокфеллером (1839–1937), завоевать лидирующие позиции на керосиновом рынке как в Европе, так и в Юго-Восточной Азии и на Дальнем Востоке. Необходимость противостоять монопольному положению американцев стала основой для сближения британской The Shell Transport and Trading Company со своим основным европейским конкурентом — нидерландской компанией Royal Dutch Petroleum Company (нид. Koninklijke Nederlandse Petroleum Maatschappij), созданной в 1890 году и осуществлявшей разработку нефтяного месторождения на острове Суматра.

В 1900 году директором-распорядителем Royal Dutch Petroleum, а затем и председателем совета директоров стал предприимчивый бизнесмен Генри Детердинг (1866–1939), которого впоследствии в британской печати назвали «нефтяным Наполеоном». По его инициативе бывшие конкуренты в 1903 году после сложных переговоров создали компанию Asiatic Petroleum Company. Ее целью стало расширение торговли нефтью и нефтепродуктами в Юго-Восточной Азии и на Дальнем Востоке в условиях острой конкурентной борьбы со Standard Oil Co. Поставщиком основного объема керосина для совместного предприятия стала российская компания «Каспийско-Черноморское нефтепромышленное и торговое общество», контрольным пакетом акций которой владели французские финансовые магнаты Ротшильды.

В 1907 году по предложению Генри Детердинга начался процесс объединения активов Royal Dutch Petroleum и The Shell Transport and Trading Company, в результате чего была образована Royal Dutch Shell Group. Компании-учредители, сохранившие свою холдинговую структуру, получили в совместном предприятии следующие доли: Royal Dutch — 60%, The Shell Transport and Trading Company — 40%. Пост председателя совета директоров занял Маркус Сэмюэль — младший, к тому времени уже получивший рыцарский титул, а должность исполнительного директора досталась Генри Детердингу. Штаб-квартиры компании располагались в Лондоне и Гааге.

Благодаря продуманным и энергичным действиям Генри Детердинга, сделавшего ставку на расширение производства моторного топлива и смазочных материалов, вскоре начался период быстрого роста компании: в мире активно развивались автомобильный транспорт и авиация. Уже в первые годы после объединения были запущены широкомасштабные рекламные кампании, демонстрировавшие высокое качество продукции Royal Dutch Shell для нового, стремительно развивающегося рынка бензина. В 1907 году состоялось трансконтинентальное международное автомобильное ралли Пекин — Париж, в котором автомобиль победителя гонки князя Боргезе заправлялся исключительно шелловским бензином. В июле 1909 года французский авиатор Луи Блерио первым в истории авиации перелетел через пролив Ла-Манш на авиабензине от Royal Dutch Shell. В 1910 году стартовала Британская антарктическая экспедиция на барке «Терра Нова» под руководством капитана Роберта Скотта. Основной целью экспедиции, имевшей в своем снаряжении шелловские нефтепродукты, было достижение Южного полюса.

Фонтан на Эмбе

С начала создания Royal Dutch Shell нефтяные промыслы Российской империи были на прицеле у Генри Детердинга, но войти в бакинскую и грозненскую промышленность тогда еще не представлялось возможным. И когда весной 1910 года к нему обратился российский предприниматель Николай Леман, владевший правами на нефтяную концессию в Уральской области, в компании решили использовать эту возможность. Вскоре в Лондоне была зарегистрирована компания The Ural-Caspian Oil Corporation с уставным капиталом 600 тыс. фунтов стерлингов. Шестьсот тысяч акций номиналом 1 фунт стерлингов были реализованы на местном фондовом рынке. Что касается Николая Лемана, все свои права по нефтяной концессии в России он передал в пользование британской компании за 500 тыс. руб. наличными и вдобавок получил солидный пакет акций.

Читайте также:  Как называются стороны конуса

Летом 1910 года в Уральской области в районе Доссора появились первые английские специалисты во главе с геологом по фамилии Истлек, определившие вначале места расположения первых разведочных скважин. В начале весны следующего года британцами на Доссор было доставлено все необходимое оборудование и прибыла буровая бригада из Галиции. Руководство работами по бурению скважин осуществлял инженер Осберг. Общее руководство промыслом было возложено на Густава Эклунда, бывшего высокопоставленного сотрудника «Товарищества нефтяного производства братьев Нобель», которого в новую компанию переманили высокой зарплатой. Разведочные работы на нефть на новых площадях обеспечивали британские геологи Келлер, Геминг и Ганс. 16 марта 1911 года была заложена скважина № 3. Бурение производилось машинным способом и достаточно высокими темпами, и уже 29 апреля из скважины с глубины 223 метров забил мощный нефтяной фонтан, поднявшийся на высоту 24 метра. Через 30 часов непрерывного фонтанирования нефть загорелась, пожар продолжался почти двое суток.

В 1900 году директором-распорядителем Royal Dutch Petroleum, а затем и председателем совета директоров стал предприимчивый бизнесмен Генри Детердинг (1866–1939), которого впоследствии в британской печати назвали «нефтяным Наполеоном». По его инициативе бывшие конкуренты в 1903 году после сложных переговоров создали компанию Asiatic Petroleum Company. Ее целью стало расширение торговли нефтью и нефтепродуктами в Юго-Восточной Азии и на Дальнем Востоке в условиях острой конкурентной борьбы со Standard Oil Co. Поставщиком основного объема керосина для совместного предприятия стала российская компания «Каспийско-Черноморское нефтепромышленное и торговое общество», контрольным пакетом акций которой владели французские финансовые магнаты Ротшильды.

Дебит скважины составлял в пределах 500–600 тыс. пудов в сутки. Качество нефти оказалось выше всех ожиданий, содержание легких фракций превышало 50%. «Доссорский фонтан» получил широкое освещение в российской и зарубежной печати. Так, популярная южнороссийская газета «Каспий» писала: «В местности Доссор, в Киргизской степи, в 100 верстах от города Гурьев, на концессии Урало-Каспийского нефтяного общества ударил фонтан, дающий 600 тыс пудов чистой нефти в сутки. 30 апреля фонтан загорелся. Приняты меры к тушению». А российский горный инженер Аполлоний Покровский, ознакомившись с зарубежной прессой, отметил: «Приход в Уральскую область англичан в лице Уральско-Каспийского общества привлек к месторождению внимание всего нефтяного мира».

«Доссорский фонтан» как знаковое событие 1911 года в Уральской области получил широкое освещение как в российских периодических изданиях, так и за рубежом. В многочисленных публикациях неизменно подчеркивались преимущества эмбенской нефти: ее неглубокое залегание в легком песчаном грунте, обильные запасы, высокое качество, низкие затраты на добычу, а также наличие дешевой рабочей силы. Неудивительно, что после этого на Лондонской бирже поднялся ажиотаж, взвинтивший курс акций The Ural-Caspian Oil Corporation.

В последующие годы британская компания уверенно наращивала добычу нефти. В 1915 году она составила 9 718 625 пудов. А годом ранее, в марте 1914-го, был построен и введен в эксплуатацию и нефтеперегонный завод. Он работал на доссорской нефти, подаваемой по шестидюймовому нефтепроводу от Доссора до прибрежного селения Ракуша. Строительство самого завода с оборудованием и резервуарами обошлось фирме в 550 тыс. рублей, нефтепровода — в 540 тыс. рублей. Недалеко от завода была сооружена насосная станция, перекачивавшая керосин по проложенному по дну моря нефтепроводу длиной 12,8 км в нефтеналивные суда, которые по Каспийскому морю доставляли готовую продукцию в Астрахань.

Приобретения и потери

В августе 1905 года на нефтяных промыслах Апшеронского полуострова в результате беспорядков, инициированных персидскими муллами-софтами, было уничтожено 58,8% производительных скважин, что привело к падению объема годовой нефтедобычи на 31% (204 млн пудов), снижению выпуска нефтепродуктов на 25,4% (127 млн пудов) и существенной потере экспортных позиций на европейском и азиатском рынках. Нефтяная промышленность России по существу оказалась отброшенной назад почти на 9 лет и даже к 1917 году так и не смогла восстановить свои былые позиции.

Трагические события 1905 года на бакинских промыслах подвигли прозорливых владельцев Парижского банкирского дома Ротшильдов к принятию стратегического решения — избавиться от своих российских нефтяных активов. Однако сделать это они планировали без спешки, стремясь получить как можно большую выгоду от продажи двух своих главных компаний: «Каспийско-Черноморского нефтепромышленного и торгового общества» и нефтепромышленного и торгового общества «Мазут».

К началу второго десятилетия ХХ века «Каспийско-Черноморское нефтепромышленное и торговое общество» с капиталом 10 млн рублей добывало из 146 производительных скважин на Апшеронском полуострове более 39 млн пудов нефти в год, располагало электрической станцией на Балаханах, механической ремонтной мастерской и водопроводом для подачи морской воды на промыслы. В основные фонды компании входили нефтеперерабатывающий завод, 28 железных резервуаров, нефтепровод длиной 8 верст, по которому ежегодно перекачивалось до 28 млн тонн нефти. По железным дорогам перевозку нефтепродуктов осуществляли 100 вагонов-цистерн. Число рабочих составляло 2110 человек. Нефтепромышленное и торговое акционерное общество «Мазут», с капиталом 12 млн рублей, специализировалось на транспортировке и торговле нефтью и нефтепродуктами в России. Оно имело разветвленную сеть оптовых баз, внушительный речной флот нефтеналивных и буксирных судов, большой парк вагонов-цистерн для перевозки нефтепродуктов, ремонтно-механические мастерские в селе Дядьково Ярославской губернии.

Длительные переговоры о продаже этих двух компаний завершилась в феврале 1912 года, и Парижский банкирский дом Ротшильдов уступил Royal Dutch Shell свои российские нефтяные предприятия за 35 млн рублей и 20-процентный пакет акций британско-голландского концерна. Руководство Royal Dutch Shell также приняло решение о приобретении компании Shibaieff Petroleum Co., капитал которой составлял 1 160 000 фунтов стерлингов, а объем годовой нефтедобычи из 54 производительных скважин на Апшеронском полуострове — более 6 млн пудов. Затем было приобретено еще несколько британских компаний, которые вели разработку месторождений в Грозненском нефтяном районе.

К 1917 году Royal Dutch Shell в России уже добывала более 15% нефти от общероссийского объема. Но в июне 1918 года в результате «Декрета о национализации нефтяной промышленности», принятого правительством большевиков, концерн полностью и безвозвратно лишился всех своих российских нефтяных активов.

Сегодня транснациональная корпорация Royal Dutch Shell — один из крупнейших зарубежных инвесторов в экономику Российской Федерации. Она участвует в разработке Сахалинского шельфа. Совместно с «Газпром нефтью» ведет разработку месторождений Салымской группы в Ханты-Мансийском автономном округе, участвует в освоении малоизученного поискового кластера на северо-востоке полуострова Гыдан, а также ряда месторождений на Ямале. На территории России действует сеть автозаправочных станций под брендом Shell. С 2012 года в Торжке (Тверская область) успешно работает завод смазочных материалов. Его продукция поставляется в Россию, Беларусь и другие страны СНГ. Строительство и эксплуатация трубопроводной системы Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) — один из крупнейших инвестиционных проектов с участием Royal Dutch Shell на территории России и Казахстана.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Adblock
detector