Меню

Как называлась царская повозка

Царский транспорт

История императорских карет

Экипажи работы мастеров России и Европы XVI, XVII и XVIII столетий — не просто элитарный вид транспорта, в большинстве своем это ­— произведения искусства, в которых сочетаются резьба по дереву, живопись, литье, художественная обработка кожи, ювелирное мастерство. Согласно специальному указу о правилах езды конца XVII века, в России разрешалось ездить в колымагах и каретах только лицам царской фамилии, боярам и высшему духовенству.

Во время пребывания в Париже в 1717 году Петр I ездил в разных каретах, а однажды его привели в королевский конюшенный двор, чтобы продемонстрировать лучшие экипажи. Царю, желавшему короноваться императором, нужен был особый коронационный транспорт. С учетом своего двухметрового роста он просил изготовить ему карету поболее обычных образцов. Этот почетный и дорогой заказ выполнила известная во Франции фирма — мануфактура Гобеленов.

Большая коронационная карета (Франция, начало 1720-х годов)

Деревянный корпус большой коронационной кареты был покрыт позолотой. Его расписал известный французский живописец Франсуа Буше. Внутри карета была обита бархатом и плюшем, имела сплошные занавеси на всех восьми окнах.

Когда во время коронации Николая II 9 мая 1896 года императорская чета торжественно въехала в Москву, шестикилометровую процессию замыкала позолоченная карета Александры Федоровны, сделанная в 1793 году придворным мастером И. К. Букендалем для Екатерины II и использовавшаяся на последующих коронациях.

Колымага* двухместная (Англия, конец XVI в.)

Подарена английским королем Яковом I царю Борису Годунову. Самый древний экипаж московской Оружейной палаты и единственный сохранившийся в мире экипаж подобного типа.

*«Колымага» — слово тюркского происхождения и означает «большая повозка». Чтобы управлять таким экипажем, кучер шел рядом или сидел на одной из ведущих лошадей. Поворотного круга у кузова не было, поэтому для разворота нужна была большая площадь или приходилось заносить задние колеса вручную.

Знаменитые экипажи

Четырехместная колымага русской работы выполнена в 1640‑х годах и принадлежала боярину Никите Романову. Единственный сохранившийся образец экипажа русской знати первой половины XVII века. У экипажа есть двери и оконца со слюдой, но нет рессор, «лебяжьей шейки» и поворотного круга.

Зимний потешный возок конца XVII в. Возки, которыми пользовались зимой для переезда на большие расстояния, представляли собой «кабину» с маленькими окошками и довольно широкими дверцами. Царь и его семья путешествовали в теплых возках, обитых внутри соболями, в крестовых возках размещались иконы, в постельных — сундуки с царской постелью, а в запасных везли царское белье и платье. Этот потешный возок служил для игр и забав царевны Екатерины, малолетней дочери Ивана Алексеевича, брата и соправителя Петра I.

Летний потешный возок двухлетнего царевича Алексея, сына Петра I. Оборудован «лебяжьей шейкой» и поворотным кругом. Этот более совершенный способ разворота кремлевские мастера стали применять во второй половине XVII века.

Коронационный поезд императора Александра II

«Коронационное» яйцо — самое известное произведение фирмы Карла Фаберже.

Изготовлено в память о коронации Николая II. Внутри размещается миниатюрная копия императорской кареты 1793 года Екатерины II, длиной менее 100 мм. При открывании дверей опускается крохотная подножка. Сама кабина подвешена на золотых рессорах, золотые колеса одеты в платиновые шины.

Не забывайте делиться материалами в соцсетях, если они вам понравились 🙂

Источник

Кареты российских императоров. Выставка «Придворный экипаж» в Царском Селе

Роскошные коронационные кареты, элегантные кабриолеты и фаэтоны, сани всевозможных размеров и конструкций, дорожные чемоданы, больше похожие на небольшие шкафы – все это и многое другое вы можете своими глазами увидеть на постоянной выставке «Придворный экипаж» в Царском Селе. Выставка расположена в павильоне «Дежурные конюшни» недалеко от Екатерининского дворца.

Читайте также:  Как называется цветок с острыми листьями на концах зазубрины

Первое, от чего невозможно отвести глаз, это, конечно же, парадные экипажи для торжественных церемоний. На выставке представлены кареты, участвовавшие в коронационных выходах Александра II, Александра III, Николая II.

После смерти Екатерины II карета стал собственностью ее сына, Павла I, а затем использовалась для транспортировки царской семьи во время коронационных торжеств. Именно на ней в 1896 году торжественно въехала в Москву последняя русская императрица Александра Федоровна в день венчания на царство.

На память об этом событии мастера фирмы Карла Фаберже в 1897 году создали пасхальное яйцо «Коронационное», сюрпризом которого стала миниатюрная копия кареты. Увидеть шедевр ювелирного искусства можно в Музее Фаберже во дворце Нарышкиных-Шуваловых.

Этот маневренный компактный четырехколесный экипаж с довольно скромным оформлением мог везтись одной лошадью и предназначался для выездов в табельные и праздничные дни. Моду на подобные кареты для перемещений в черте города задал в 1838 году лорд Henry Brougham из Шотландии, поэтому экипажи такого типа назвали в честь него – «brougham» (в русском варианте «брум»).

На задней стенке кареты видны следы от осколков не только бомбы, брошенной народовольцами в 1881 году, но авиационной бомбы времен Великой Отечественной войны.

Другой Марии Федоровне, на тот момент уже вдове Павла I, послом Дании в Петербурге Отто Бломе в 1821 году был преподнесен в качестве дипломатического подарка четырехместный фаэтон. Управление экипажем осуществляли форейторы, сидевшие непосредственно на лошадях, поэтому в конструкции фаэтона не предусмотрены козлы для кучера. Такой способ езды пришел в моду из Франции в начале XIX века, и на французский манер назывался «a la Daumont».

Старинной маршруткой для придворных назвали мои дети десятиместный фаэтон-карусель, изготовленный знаменитым каретником И.К. Букендалем для Екатерины II. Он использовался для перевозки двора к месту проведения всевозможных увеселительных мероприятий на лоне природы. Каруселью этот экипаж назвали не потому, что он способен вращаться, а из-за расположения пассажирских сидений по кругу.

Если вы приехали в Пушкин на маршрутке, выходите на остановке на углу Оранжерейной и Садовой улиц. Движетесь по правой стороне Садовой улицы в сторону Екатерининского дворца (хороший ориентир – купола церкви Екатерининского дворца).

Проходите мимо Большой Оранжереи (Садовая, 14), Кавалерского Штаб-лекарского дома (он же – дом Н. М. Карамзина) и поворачиваете направо во двор.

Перед вами появится здание Дежурных конюшен. Вход на выставку слева.

Источник

Карета: и роскошь, и средство передвижения

В старину транспортные средства были, как и сейчас: грузовые и легковые, с разными типами кузовов, престижные и простонародные. Но сами-то «средства» были другими: никаких авто или мото, а только на конной тяге!

Эволюция индивидуального транспорта

На Руси предшественники карет были колымаги и возки – экипажи уже закрытые, но без поворота и рессор. В них возили женщин, детей, стариков и царственных особ (так, Иван Грозный, желая куда-нибудь доехать, трясся в возке), а мужчины в те поры предпочитали конское седло. Со временем прямоугольные кузова возков и колымаг стали подвешивать на ремнях, чтоб не так трясло, и додумались обивать их внутри бархатом.

На знаменитой картине В.И. Сурикова «Утро стрелецкой казни» изображена колымага, да ещё и с двумя арапами.

Самым престижным и дорогим транспортом были кареты. Они, в отличие от тарантаса, коляски или линейки, имели закрытый кузов, стеклянные окошки и обязательно рессоры. Впрочем, рессоры, как и «поворотный круг» передней оси, у карет появились только во второй половине XVII века. Да и окошки долго были слюдяными. Первую в мире карету с остеклёнными окнами изготовили в Германии в 1610 году, к бракосочетанию короля Фердинанда III с инфантой Марией Испанской.

Читайте также:  Резинки для вейпа как они называются

К концу XVII века появились стальные рессоры вместо ремней, и новая упряжь, позволявшая лошади тянула повозку не шеей, а грудью, что увеличивало её тяговую силу.

Понятно, ездить куда бы то ни было, не имея тормозов, было никак нельзя. Деревянные повозки, особенно кареты – тяжёлые, высокие – на поворотах, бывало, из-за скорости опрокидывались, а на крутых спусках накатывались на лошадей. Чтобы держать управление, замедлять ход или вообще останавливаться, поначалу использовали клинья; форейторы бежали рядом с каретой и на ходу подкладывали их под колёса. Позднее изобрели рычаг с закреплённой на конце его, у колеса, кожаной подушкой: возница рычагом прижимал её к ободу, и замедлял вращение.

Пробки на дорогах XVI века

Во времена папеньки Петра I, царя Алексея Михайловича, оборотистые купцы наладили импорт карет из Европы в таких количествах, что быстро насытили рынок, тем более, что мастера Колымажного двора Кремля сами стали делать кареты не хуже европейских. В итоге московские улицы намертво встали в пробках, и царь Фёдор Алексеевич (брат Петра) указом от 28 декабря 1681 года запретил пользоваться каретами всем, кроме членов Боярской Думы, но и боярам велел запрягать в карету лишь двух лошадей. Впрочем, по праздникам разрешил четырёх, а на свадьбу даже шесть коней! Всем прочим указано было ездить летом верхом, а зимой в санях, запряжённых одной лошадкой.

Позже Пётр учёл этот печальный опыт и повелел строить Петербург так, чтобы улицы в нём были широкими и прямыми.

Царские кареты

Дорожный возок Петра I был небольшой, чёрный, с четырьмя маленькими окнами и без особых удобств, лишь бы доехать. Но время шло; кареты из средства передвижения быстро превращались в предмет роскоши, и уже дочь императора, Елизавета, разъезжала в экипажах резного дерева, с позолотой, и с малиновыми бархатными полстями, подбитыми бобром, внутри.

Через несколько десятилетий парадная карета Екатерины II блистала украшениями из драгоценных камней. А для её сына Павла построили такую громадную карету, что в неё могло поместиться аж двенадцать человек. Зачем, история умалчивает.

В 1767 году Екатерина II совершала ознакомительную поездку по стране, и прибыла в Казань по реке Волге. У пристани её ждала карета. Восторженные жители даже выложили ковровую дорожку от корабля до кареты, дабы императрица не испачкала бы ног и пышного платья. «Санкт-Петербургские ведомости» сообщали: «Карета Её Величества в восемь лошадей, и у каждой лошади шло по одному конюху, перед цугом шли четыре придворных скорохода и два арапа по трое на стороне. С каждой стороны шло ещё по четыре гайдука. За каретой же взвод кавалергардов».

Покидая город, императрица подарила карету архиепископу Казанскому и Свияжскому Вениамину. С тех пор никто в ней не ездил, а только ею любовались. Карета поныне стоит в городском музее, но это ещё полдела: на улице Баумана в историческом центре города карете императрицы поставили памятник!

Кареты прочих знатных особ

Вслед за царями блистать своими выездами стала вся петербургская и московская знать. Чем богаче транспортное средство владельца, тем, значит, выше его положение в обществе, причём выражение «выезжать в свет» подразумевало именно выезд в карете, а не в дрожках – пусть даже к приятелю в соседний дом.

Читайте также:  Древняя гитара как называется

Петербург стараниями Петра был попросторнее Москвы, и здесь, например, полковник непременно выезжал четвернёй, а то и на шести лошадях. Правила этикета требовали, чтобы кучер обязательно был с длинной бородой, в кафтане и высокой шляпе с загнутыми полями, а на запятках стояли бы два форейтора. Колёса иногда обивали серебром, а остекление кареты очень долго считалось особым шиком.

В 1858 году Россию посетил французский литератор Теофиль Готье. О пристрастии русской знати к каретам он писал: «В Петербурге… считается, что людям определённого уровня ходить пешком не к лицу, не пристало. Русский без кареты, что араб без лошади. Подумают ещё, что он неблагородного происхождения, что он мещанин или крепостной».

Зимой кареты отнюдь не простаивали, их переставляли на полозья. У Достоевского в «Дядюшкином сне» дорожная карета князя свалилась на дорогу: «вшестером подымаем наконец экипаж, ставим его на ноги, которых у него, правда, и нет, потому что на полозьях». Но это – в дальней дороге. В больших городах даже и зимой ездили на колёсах. В «Войне и мире» Льва Толстого описана зимняя поездка в оперу: «Попав в вереницу карет, медленно визжа колёсами по снегу, карета Ростовых подъехала к театру».

Каретных дел мастера

В пушкинские времена прославился качеством своей работы мастер Иоганн Иохим. Пушкин однажды сетовал в письме, что чинил карету не у него: «Каретник мой – плут, взял с меня за починку 500 рублей, а в один месяц карета моя хоть брось. Это мне наука: не иметь дела с полуталантами. Фребелиус или Иохим взяли бы с меня 100 рублей лишних, но зато не надули бы меня».

Мастер Иохим был настолько хорош, что когда в 1829 году в Петербурге проходила «Всенародная выставка российских изделий» (там экспонировались и кареты тоже) удостоился золотой медали.

Не менее известны были каретники Карл Неллис, Корш, Брейтигам. Каретами работы Брейтигама пользовался царь Александр II, он и к месту своей гибели ехал в его карете. А в бывшей мастерской Неллиса в 1896-м изготовили первый русский автомобиль.

В Москве, на Покровке, дом 9, работало несколько поколений знаменитых каретников Арбатских. Они даже попали в литературу! Так, в комедии А.Н. Островского «Свои люди – сочтёмся!» жаждущая роскоши Липочка просит мужа: «Уж вы, Лазарь Елизарыч, купите ту коляску-то, что смотрели у Арбатского».

Общественный транспорт XIX века

Для людей попроще были и кареты попроще. В 1830 году в Петербурге появились, как сообщала «Северная пчела», «городские кареты, известные в Париже под названием омнибус, для доставления небогатой, то есть многочисленной части нашей публики, они служат средством за небольшую плату посещать загородные места».

В омнибусах было два ряда кресел. Пассажиры, по три в ряд, сидели лицом друг к другу. Ещё шестеро ехали на империале, куда поднимались по откидной лесенке. Впереди сидел кучер, сзади – кондуктор с трубой.

Кроме омнибусов, были ещё кареты извозчиков – это в городах, а кареты почтовые пересекали пространства между городами.

В 1898 году в Москве открылись первые станции скорой помощи, а больных в них возили в каретах, которые так и назывались: «кареты скорой помощи», и так они называются до сих пор, хотя на смену лошадкам давно пришёл бензиновый двигатель.

Илл .: Заглавная картинка, если кто не узнал, из к/ф «Фанфан-тюльпан». 

Источник