Меню

Как называлось число до введения для его обозначения греческой буквы

Как называлось число до введения для его обозначения греческой буквы

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

Греческая письменность.

Греческое письмо в особом представлении не нуждается. Каждый с ним сталкивался, и не просто сталкивался, а даже скорее всего сам использовал, к примеру, на уроках физики и математики, для обозначения различных величин. Буквы греческого письма нам как родные, они нам даже в чём-то ближе латинских. Но, конечно же, греческий алфавит мы всегда принимали как данность «свыше». А зря.

Со временем, засечка стала увеличиваться, так эта буква и обрела вид «П». Была, правда, у этого знака и другая линия развития. Как я уже говорил, на дереве вполне возможны кривые линии. И вот такой кривой линией и обозначался этот самый «хвостик» с засечкой. Со временем он постепенно стал загибаться, особенно при переходе к перу и чернилам, и букавка окончательно преобразовалась в современную «Р».

Подобьём итоги. Начертания греческого алфавита от «зеркального» финикийского отличается только в пяти буквах, «Β», «Ι», «Λ», «Π», «Σ», да и из тех, четыре буквы имеют вполне объяснимые изменения.

Остаётся непонятным лишь отличие знака буквы «Λ». Видимо греки имели тесный контакт с индоевропейцами, и произвели этот знак напрямую от глаголической скорописи, минуя «финикийскую» стадию. Но об этом поговорим позже. Итак, греческий алфавит от финикийского отличается по сути дела только одной буквой. Кроме этого, греческий алфавит пополнен тремя новыми буквами:

Таким образом, греческое письмо отличается от финикийского:
— слегка оптимизированными для резьбы по дереву начертаниями двадцати одной букв (84%);
— изменённым начетанием одной буквы (4%);
тремя новыми буквами (12%), причём одна из новых является переделанной старой.

Греческое письмо как финикийское письмо?

Нет, греческое письмо является не заимствованием, а эволюционным развитием финикийского письма. Греческое письмо и является письмом финикийским. Более того, это близкие по духу люди, ведь эволюция греческого письма происходила в духе эволюции письма финикийского. Но видимо кому-то так необходимо разделять (и властвовать!), ну по крайней мере я не помню, чтобы кто-либо из лингвистов объединял эти системы письма. Наоборот, они всеми силами копают непреодолимую пропасть между этими письменностями. Так чем же мотивируют лингвисты это самое разделение финикийского и греческого письма?

.
Западные алфавиты. Исходным для развития всех западных алфавитов является греческое письмо; оно возникло, видимо, в 8 в. до н. э. (памятники известны с конца 8-7 вв.). «Архаическое» греческое письмо по форме букв почти полностью совпадает с финикийским; лишь позднее были введены дополнительные буквы j, c, x, y и w). В «архаических» малоазийских и греческих письменах сначала ещё отсутствовали буквы для кратких гласных; направление письма было, как и в семитских языках, справа налево, затем бустрофедон, затем слева направо. Очень близки названия греческих и древнесемитских букв, совпадает порядок их расположения в алфавите.

Такой вот финт ушами. Давайте разберём его подробнее. Итак, основным нововведением греческого письма явилось обозначение гласных звуков. Ну, все наверное в школе учили, что звуки делятся на гласные и согласные. А потом ещё на мягкие и твёрдые, звонкие и шипучие. Так. Но что же это такое, гласные и согласные? Заглянем в словарь.

Читайте также:  Грушевое дерево как называется по научному

Гласные — звуки речи, противопоставленные согласным. Сочетаясь в слоге с согласными, Г. всегда образуют его вершину, т. е. выполняют функцию слогоносителя. Источником звука в Г. является голос, образуемый в гортани благодаря квазипериодическим колебаниям голосовых связок. Надгортанные полости (глотка, рот, нос), называемые «надставной трубой», служат резонаторной системой с меняющимся благодаря различным положениям подвижных произносительных органов контуром. В зависимости от объёма и формы резонаторной системы при прохождении через неё воздушные струи, несущей голосовые колебания, происходит усиление формант в тех или иных областях частот спектра, которые и определяют характер Г. С акустической стороны Г. характеризуются наличием чёткой формантной структуры спектра и относительно высокой суммарной звуковой энергией, а с артикуляторной стороны — отсутствием шумообразующей преграды в речевом тракте и относительно небольшой силой выдоха.

Согласные — ходячее определение, унаследованное еще из античной грамматической теории и выраженное в латинском термине, получившем в переводе всеобщее употребление у разных новоевропейских народов (рус. согласный, нем. Mitlaut, фр. consonne, польск. spolgloska и т. д.), гласит, что С. звуками называются те звуки человеческой речи, которые не могут образовать самостоятельных слогов, вне сочетаний с так называемыми гласными звуками. Школьная грамматика до сих пор неуклонно повторяет это определение, давно уже окончательно сданное в архив научным языкознанием. Многочисленные факты из жизни разнообразных языков самым категорическим образом опровергают приведенное определение, указывая на существование слогообразующих С., или сонантов (см.), способных носить на себе слоговое ударение вне сочетаний с гласными звуками. Таким образом, не только с логической точки зрения данный термин является неправильным, ибо обращает внимание на признак вполне случайный (употребление звука при слогообразовании), но и фактически не отвечает действительности. Тем не менее нельзя отрицать, что древние бессознательным чутьем правильно разделили известные им звуки речи на два больших класса гласных и С. Члены каждого из этих классов действительно обладают известными общими физиологическими признаками, отличающими один класс от другого. С физиологической точки зрения, единственной возможной и логически необходимой при классификации звуков речи, звуки С. безусловно отличаются от гласных звуков. Древние бессознательно чувствовали это, но дали своему делению неправильную мотивировку, которую и выразили в своей ошибочной терминологии. Физиологически С. звуки тем отличаются от гласных, что при первых наблюдаются такие тесные сближения органов речи между собой, доходящие до полного затвора, каких никогда не наблюдается при гласных. В результате этих сужений при С. звуках весьма часто образуются немузыкальные шумы, лежащие в основе огромного большинства С., тогда как все гласные звуки представляют из себя чистые музыкальные тоны. Если некоторые из С. и имеют в своей основе чистый музыкальный тон (голосовой), без примеси шума (немногочисленные соноры, см.), то все же они образуются при таких близких сужениях органов речи, какие найдем только у настоящих С. Так, носовые С. м и н, подобно гласным звукам, представляют собой чистой голосовой тон, без примеси немузыкальных шумов, только окрашенный в известный тембр той или другой формой нашей естественной надставной трубы — полости рта, плюс носовой тембр, обусловленный резонансом голосового тона в полости носа. Тем не менее артикуляция губ для м и кончика языка на верхних зубах при н совершенно тождественны с артикуляциями губ для б, n и кончика языка на зубах для д, т, — звуков, которые и древние не колебались признать за безусловно отличные от «гласных» звуков. Точно так же С. л, с акустической стороны представляющий из себя чистый сонор (см.), физиологически, по артикуляции кончика языка на верхних зубах, весьма близок к согласному д. Все звуки речи, образующиеся при подобных сужениях, древними были выделены в особый класс, названный ими неправильно С.

Читайте также:  Как в дореволюционной россии называлась первая мировая война

Но как увиливают-то! Блеск! Мыши плачут, колются, но продолжают жрать кактус. Нет ни чёткого разделения звуков на гласные и согласные, и более того, греческая-латинская «Y» обозначала одновременно и гласный «у» и согласный «в». Нет ни особого функционала, для которого могли бы использоваться гласные. Вообще нету никаких оснований для выделения «гласных» звуков в особенный раздел. Но мысль избавиться от этого бесполезного хлама изначально отметается. Это крепко забитый клин в наши головы, в духе римского принципа «разделяй и властвуй». И видимо для наших учоных этот клин самоценен. Внутреннее подразделение звуков на классы, конечно, необходимо, но «гласные» тут ничем не лучше «взрывных», «шипящих» и прочих. Но гласные-то звуки мало того, что выделены в особый раздел, так они ещё и старательно противопоставляются согласным. И пиар, могучий пиар. Странно это всё.

Допустим, что мы имеем дело с анахронизмом. Быть может имеет место банальная ошибка ранней лингвистической науки? А вот и нифига. Греки при «заимствовании» алфавита выбрали для своих «гласных» буквы, уже существовавшие в финикийском алфавите. Более того, эти буквы уже обозначали какие-то звуки. И выглядит логичным, что греческие буквы обозначают звуки, близкие финикийским аналогам. Т.е. все греческие «гласные» имеют финикийских двойников, которые уже почему-то «согласные». Но как такое может быть? Создаётся впечатление, что вот это вот тщательно вдалбливаемое нам в головы разделение букв/звуков на согласные и несогласные высосано из пальца. Эта классификация существует лишь для того, чтобы отделить финикийский алфавит от греческого, и, одновременно, самих финикийцев с их ближневосточными наследниками от греков. Но это будет серьёзным упрощением, там решалось сразу множество задач. Оставим пока лингвистическую науку в покое, перетрём ей косточки как-нибудь в другой раз. Причины разделения греческой и финикийской письменностей тоже пока отложим, отметим только тот факт, что наши «учоные» старательно отделяют греческое письмо от финикийского, не смотря на то, что это одна и та же система письма.

Итак, греческое письмо является поздним финикийским письмом, адаптированным к европейским условиям. Можно было бы на этом остановиться, но это будет не интересно. Ведь у нас есть ещё один прямой потомок финикийского письма. Причём там, где бы мы никогда не додумались искать. Это латинское письмо, официальное письмо Римской Империи, вроде как смертельного врага финикийского Карфагена.

Латынь тоже не нуждается в особом представлении. Латинский алфавит прочно вошёл в нашу жизнь, и не просто вошёл, а буквально вломился. Точнее им нам «вломили» наши учоные. Они его нам старательно навязывают, и даже постоянно происходят попытки заменить этим алфавитом привычную нам кириллицу, ну, мол устарело и вообще. Ну да, для кого-то латынь действительно является прогрессивной системой письма.

Читайте также:  Человек любящий себя фотографировать как называется

Латинское письмо — буквенное письмо, которым пользовались древние римляне. Сохранилось у большинства народов Западной Европы, легло в основу письменностей многих языков мира. Восходит к греческому письму. Собственный латинский алфавит (латиница) сложился в 4-3 вв. до н. э., направление письма слева направо с 2 в. до н. э.

Как видно, латиница куда ближе к «европейскому» отзеркаленному финикийскому письму, чем греческое письмо. Если отбросить буквы «B», «I», «S», которые одинаково отличны для греческого и латинского письма, то латиница практически совпадает с финикийщиной. Даже буква «С» вполне выводится из финикийской «Г». Эта буква изначально представляла собой просто упрощение двух чёрточек буквы «Г» до одной «загогоулины», с тем же расположением. Ведь дерево позволяет вырезать кривые линии? Вот. И только потом, в поздней латинице, буква «С» приобрела современную округлость. Греческий же алфавит имеет одну значительно отличающуюся букву. Таким образом, устоявшаяся гипотеза о происхождении латинского алфавита от греческого оказывается ложной. Ну просто невозможно себе представить, чтобы развитие латинского письма привело его назад, к прародителю прародителя, к письму финикийскому. Эволюция не может происходить в обратную сторону. Таким образом, нам придётся сделать вывод о прямом происхождении латинского письма от финикийского, минуя греческое письмо. И более того, предок латинского письма, письмо этрусское, практически невозможно отличить от «европейской» версии финикийского письма.

Конечно, этрусское письмо на сегодняшний день считается нерасшифрованным, но причина тут не в его особенной сложности. Известное нам «этрусское» письмо является объединением двух систем письма, финикийского, «искажённого» письма, и индоевропейской рунницы. Такое «слияние воды и пламени» и не позволяет прочитать многие дошедшие до нас надписи. Дело в том, что рунница не является письменностью в обычном для нас понимании. Помните фразу «этрусское не читается»? Руны не передают речь, но они передают смысл, напрямую, минуя слова. Ведь базовый символьный язык употребим не только для алфавитного письма, символы можно комбинировать практически произвольным образом, получая крайне ёмкие и лаконичные описания. И из-за этого базового символьного языка руны весьма и весьма похожи на буквы. Поэтому вкрапление рунических надписей начисто сбивает с толку исследователей, ведь они неспособны читать смысл, они стараются воспринимать руны на слух, читая их как искажённые буквы. Чтение же рун бесполезно, получится один лишь бессвязный набор звуков. И исследователи пасуют.

Таким образом, латинское письмо можно уверенно назвать финикийским. Ровно так же, как и греческое. Но тут опять же происходит конфликт с коллективным бессознательным. Наука настолько развела в разные стороны жителей солнечной Италии с финикийцами, что любое сравнение тут выглядит дичайшим бредом. Наше «общеизвестное» старательно маскирует Истину. Наши «учоные» старательно отделяют латинское письмо от финикийского, не смотря на то, что это одна и та же система письма. Тут явно кроется какая-то Тайна.

Источник