Меню

Как называются строфы сонета

LiveInternetLiveInternet

Метки

Подписка по e-mail

Поиск по дневнику

Рубрики

Стена

Интересы

Сообщества

Статистика

Сонет | Словарь поэтических форм

Во Франции сонеты писали двенадцатисложником с опоясывающей рифмовкой катренов: abba abba и двумя вариантами для терцетов: ccd eed или ccd ede. Эта форма покорила многих поэтов Франции, и такой вариант рифмовки стал называться французским.

С течением времени еще одной устоявшейся формой сонета в европейской поэзии стал английский вариант, прославленный Шекспиром: три катрена и двустишие (называемое сонетным ключом), написанные пятистопным ямбом, c рифмовкой abab cdcd efef gg.

В двадцатом веке вариантов сонета с помощью синтеза других классических твердых форм, разнообразия стихотворных метров и ярких творческих экспериментов было создано великое множество: тайный и потайной сонеты, моноримический сонет, рондель с кодой, сонет триолетно-октавный, сонет-пентолет (двойной триолет), терцетный и дисептетный сонеты, три вида японских сонета, газельный сонет, сонет-кольцо, поминальный сонет и многие другие. Нами собрано больше 200 разновидностей сонета, но мы знали ценителя поэзии, жалевшего, что «еще в советские времена читал, но по молодости не переписал, самиздатовскую рукопись неизвестного русского поэта», в которой было описано ровно 1400 различных типов сонета (по сто на каждую строчку классической формы). Надеемся с ней еще ознакомиться 🙂

Есть тонкие властительные связи
Меж контуром и запахом цветка.
Так бриллиант невидим нам, пока
Под гранями не оживет в алмазе.

Так образы изменчивых фантазий,
Бегущие, как в небе облака,
Окаменев, живут потом века
В отточенной и завершенной фразе.

И я хочу, чтоб все мои мечты,
Дошедшие до слова и до света,
Нашли себе желанные черты.

Пускай мой друг, разрезав том поэта,
Упьется в нем и стройностью сонета,
И буквами спокойной красоты!

Источник

Что такое сонет?

Коротко об истории жанра

Родиной сонета считается Италия. Первый из известных сонетов был написан в XIII веке нотариусом, жившим при дворе короля Сицилии. Форма получила распространение, в том числе, благодаря поэтам “сладостного стиля” (Гвидо Кавальканти, Гвидо Гвиницелли и др.). Но расползлась по Европе как жанр с выраженными композиционными особенностями благодаря двум авторам: Данте Алигьери и, в большей степени, Франческо Петрарке, чья “Книга песен” является одним из непревзойденных образцов владения твердой формой. К сонету прибегали многие писатели Эпохи Возрождения и следующих эпох (Боккаччо, Сервантес, Монтень, Ронсар, Лопе де Вега, Камоэнс), но вторая кульминация жизни сонета проявилась в Шекспировском воплощении (его наследие помимо пьес и поэм включает в себя 154 стихотворения). Именно поэтому современный широкий читатель, несмотря на многочисленные поэтические опыты авторов более позднего времени, связывает форму сонета, прежде всего, с именами Петрарки и Шекспира.

То, что сонеты ассоциируются у публики в основном с двумя именами, несправедливо. Жанр этот достаточно широко разрабатывался русскими поэтами и в XVIII, и в XIX, и в XX веках и в общем-то легко ложился на исторически устоявшийся поэтический строй языка, который сам по себе был склонен к строгости формы. Именно поэтому мы предлагаем рассмотреть виды сонета на примерах из литературы Серебряного века. Как раз на этот переломный для русской истории и искусства момент приходится пик писательского интереса к жанру.

В зависимости от вида рифмовки можно выделить сонеты французского, английского и итальянского типа. Легко догадаться, что название вида связано с местом его исторического формирования и развития. По сути значение здесь имеет только рифмовка в терцетах.

Известный стих Николая Гумилева с говорящим названием иллюстрирует типичную схему французского сонета: рифмовка внутри первого и второго катрена кольцевая (“туман-ятаган”, “рассказы-алмазы”), в терцетах же первые две строки рифмуются парно, а третьи – между собой:

Я верно болен: на сердце туман,
Мне скучно все, и люди, и рассказы,
Мне снятся королевские алмазы
И весь в крови широкий ятаган.

Мне чудится (и это не обман),
Мой предок был татарин косоглазый,
Свирепый гунн… я веяньем заразы,
Через века дошедшей, обуян.

Молчу, томлюсь, и отступают стены —
Вот океан весь в клочьях белой пены,
Закатным солнцем залитый гранит,

И город с голубыми куполами,
С цветущими жасминными садами,
Мы дрались там… Ах, да! я был убит.

То, какая рифма выбрана автором в катренах, не влияет на то, к какому виду мог бы отнести сонет читатель. Например, в не менее известном “Приморском сонете” Анны Ахматовой в первой половине выбрана перекрестная рифма. Это не отменяет французского происхождения формы.

Здесь все меня переживет,
Все, даже ветхие скворешни
И этот воздух, воздух вешний,
Морской свершивший перелет.

И голос вечности зовет
С неодолимостью нездешней.
И над цветущею черешней
Сиянье легкий месяц льет.

И кажется такой нетрудной,
Белея в чаще изумрудной,
Дорога не скажу куда…

Там средь стволов еще светлее,
И всё похоже на аллею
У царскосельского пруда.

Сюда принято относить «шекспировский сонет», или сонет с «английской» рифмовкой – abab cdcd efef gg (три катрена и заключительное двустишие, называемое «сонетным ключом»), — приобретший особую популярность благодаря Уильяму Шекспиру. То есть отличительная особенность английского сонетаэто парная рифма в конце стихотворения. Вот как это работает у “короля поэтов”, Игоря Северянина:

Мы познакомились с ней в опере,- в то время,
Когда Филина пела полонез.
И я с тех пор – в очарованья дреме,
С тех пор она – в рядах моих принцесс.

Читайте также:  Как называется остров черепах

Став одалиской в грезовом гареме,
Она едва ли знает мой пароль…
А я седлаю Память: ногу в стремя,-
И еду к ней, непознанный король.

Влюблен ли я, дрожит в руке перо ль,
Мне все равно; но вспоминать мне сладко
Ту девушку и данную мне роль.

Ее руки душистая перчатка
И до сих пор устам моим верна…
Но встречу вновь посеять-нет зерна!

Раскроется серебряная книга,
Пылающая магия полудней,
И станет храмом брошеная/иггя,
Где, нищий, я дремал во мраке будней,
Не смирну, не бдолах, не кость
слоновью
Я приношу… etc.
Н. Гумилев

Не верь, поэт, что гимнам учит книга:
Их боги ткут из золота полудней.
Мы — нива; время — жнец; потомство — рига.
Потомкам — цеп трудолюбивых будней.

Коль светлых муз ты жрец, и не расстрига
(Пусть жизнь мрачней, година многотрудней), —
Твой умный долг — веселье, не верига.
Молва возропщет; Слава — правосудней.

Оставим, друг, задумчивость слоновью
Мыслителям и львиный гнев — пророку:
Песнь согласим с биеньем сладким сердца!
В поэте мы найдем единоверца,

Какому б век повинен ни был року, —
И Розу напитаем нашей кровью.

Сонет и стихотворные размеры в России

Александр Пушкин
из поэмы “Евгений Онегин”

Увы, на разные забавы
Я много жизни погубил!
Но если б не страдали нравы,
Я балы б до сих пор любил.
Люблю я бешеную младость,
И тесноту, и блеск, и радость,
И дам обдуманный наряд;
Люблю их ножки; только вряд
Найдете вы в России целой
Три пары стройных женских ног.
Ах! долго я забыть не мог
Две ножки… Грустный, охладелый,
Я всё их помню, и во сне
Они тревожат сердце мне.

Есть еще виды сонетов, которые различаются по принципу отступления от привычной формы. Например, опрокинутый сонет, хвостатый сонет, сонет с кодой, половинный сонет, безголовый сонет. Примеры этих сонетов можно найти в поэзии Александра Блока, Марины Цветаевой, Валерия Брюсова, Федора Сологуба.

Источник

Теория литературы: Стиховедение

3.1.1. Сонет

Ключевые слова: строфика, строфика, строфа, строфические формы, сонет, канцона, секстина, терцины, октава, баллада, рондо

Сонет – стихотворение из 14 строк в виде сложной строфы, состоящей из двух катренов (четверостиший) на 2 рифмы и двух терцетов (трехстиший) на 3, реже – на 2 рифмы.

    Однажды дома я весь вечер просидел,
    От скуки книгу взял – и мне сонет открылся.
    Такие ж я стихи сам сделать захотел.
    Взял лист, марать его без милости пустился.

Часов с полдюжины над приступом потел.
Но приступ труден был – и, сколько я ни рылся
В архиве головной, его там не нашел.
С досады я кряхтел, стучал ногой, сердился.

Я к Фебу сунулся с стишистою мольбой;
Мне Феб тотчас пропел на лире золотой:
«Сегодня я гостей к себе не принимаю».

Досадно было мне – а все сонета нет.
«Так черт возьми сонет!» – сказал – и начинаю
Трагедию писать; и написал – сонет.

Сонет Дмитриева – юмористический, хотя традиция связывает сонетную форму с выражением высоких переживаний. Это произведение показывает, насколько трудна данная форма для стихотворцев, однако его автор, известный поэт–сатирик, современник И.А.Крылова и Г.Р.Державина, справился с творческой задачей, не нарушив ни одного из основных правил классического сонета.

Эти основные правила показывают, что форма сонета – строгая. Однако «правильных» сонетов, подобных стихотворению Дмитриева, в русской и других европейских литературах значительно меньше, чем сонетов «неправильных». Из сказанного не следует, что большинство обращавшихся к сонету стихотворцев не были знакомы с перечисленными требованиями или не справились с трудной формой. Причина многочисленных отступлений от правил сонета в том, что каждый из поэтов был волен выбирать, каких именно норм следует придерживаться. Правила уточняли, каким должен быть идеальный сонет, они всего лишь обозначали эталон. А реальные отступления от них обеспечивали многообразие жанровых форм сонета, и в итоге сонет стал едва ли не самой популярной формой в европейской лирике последних веков.

Поэт мог сознательно нарушать какое–то отдельное правило, но при этом соблюдать остальные условия сонетной формы, предписанные традицией. Периодические отступления от некоторых сложившихся правил привели к образованию отдельных исторических разновидностей сонета.

Автор сонета мог, например, отказаться от традиционного метра или размера. Как было указано выше, русские поэты писали сонеты 5–стопным или 6–стопным ямбом. Но уже в конце XVIII в. в русском сонете появился ямб 4–стопный («Бедами смертными объят…» И.Ф.Богдановича, «Сонет Награжденному патриоту» С.С.Боброва). А в начале XIX в. появились сонеты с разностопным ямбом. Эта жанровую форму назвали «хромым» сонетом. Так, Д.В.Веневитинов в «хромом» сонете «Байрон» (знаменитый английский романтик был хромым!) произвольно чередовал строки 4–стопного и 6–стопного ямба:

    К тебе стремился я, страна очарований!
    Ты в блеске снилась мне, и ясный образ твой,

      В волшебные часы мечтаний,

    На крыльях радужных летал передо мной.
    Ты обещала мне отдать восторг целебный,
    Насытить жадный дух добычею веков,

      И стройный хор твоих певцов,
      Гремя гармонией волшебной,

    Мне издали манил с полуденных брегов.
    Здесь думал я поднять таинственный покров

      С чела таинственной природы,

    Узнать вблизи сокрытые черты

      И в океане красоты

    Забыть обман любви, забыть обман свободы.

(В этом стихотворении Веневитинов нарушает не только правило равностопности стихов, но и правило синтаксической завершенности строф, а кроме того, вообще отказывается от графического членения текста на строфы.)

Тогда же начали изредка появляться сонеты, написанные хореем (в стихотворении А.А.Дельвига «Что вдали блеснуло и дымится. » – 5–стопный хорей). Позднее авторы русских сонетов обращались к 3–сложным размерам силлабо–тоники, чаще всего сохраняя 5–стопность стиха («Смерть Ермака» П.П.Ершова – 5–стопный амфибрахий, «Гигантша» К.Д.Бальмонта – 5–стопный анапест).

К появлению новых разновидностей сонета приводила также перемена количества строк и строф в стихотворении. Поэт мог добавить к произведению «хвост» в виде терцета или графически обособленной строки – и получался «хвостатый» сонет (или сонет с кодой). Так, не случайно В.Я.Брюсов определил форму поэтического послания «Игорю Северянину» как «сонет–акростих с кодою»: поэт хотел, чтобы начальные буквы каждой строки сложились в ту последовательность, которая образует имя адресата в заглавии стихотворения; но в последовательности «Игорю Северянину» – 15 букв, а в стандартном сонете – 14 строк; поэтому и была добавлена еще одна строка, кода.

Если строфы сонета уменьшались на одну (этой отсутствующей строфой был начальный, «головной» катрен), возникала форма «безголового» сонета («Заблуждение Купидона» и «Гроза шумит в морях с конца в конец…» М.Ю.Лермонтова). Если на одну строфу уменьшалась каждая из двух асимметричных частей (т.е. исчезали один катрен и один терцет), стихотворение приобретало вид «половинного» сонета (или полусонета). Например, В.В.Набокову было удобно придать вид полусонета стихотворению «Большая Медведица», потому что в этом случае число стихов уравнивалось с числом звезд, которые входят в указанное автором созвездие:

    Был грозен волн полночный рёв…
    Семь девушек на взморье ждали
    невозвратившихся челнов
    и, руки заломив, рыдали.

Семь звездочек в суровой мгле
над рыбаками четко встали
и указали путь к земле.

Кроме перемены числа строф, возможна перемена их порядка. Если в стихотворении катрены и терцеты меняются местами, оно превращается в «опрокинутый» сонет. Таков сонет А.Н.Плещеева «Нет отдыха, мой друг, на жизненном пути…», который, кроме того, имеет вид «хромого»: от чередования 6–стопного и 5–стопного ямба в начальных стихах – к 4–стопному ямбу последней строки.

В борьбе с людьми, в борьбе с самим собою
Пройдет твой грустный век; и если из–за туч,
Хотя на миг – на краткий миг – порою,
Тебе живительный проглянет солнца луч;
Забыв, что ждет за ним опять ненастье,
Что горе новое готово впереди, –
Благодари судьбу; но более не жди:
Нет продолжительного счастья!

Отступлением от нормы является и перемена рифм. Поэт может вообще отказаться от рифм и написать белый сонет, а может, напротив, усложняя техническую задачу, соединить катрены и терцеты одной или двумя общими цепями рифм – и получить сплошной сонет. Образцы этих сонетных форм – в цикле «Невенок сонетов» современного поэта–авангардиста А.В.Еременко: «Сонет без рифм» – белый, «В лесу осеннем зимний лес увяз…», «Вдоль коридора зажигая свет…», «Вечерний сонет» – сплошные.

Наконец, автор может отступить от правил, изменив привычное членение сонета. С.А.Есенин вообще отказался от строфического членения в стихотворении «Сонет» («Я плакал на заре, когда померкли дали…»). А поэт–символист Ф.К.Сологуб в «Сонете триолетно–октавном» попытался скрестить популярные формы строфы – французский триолет (традиционная рифмовка abaaabab, фраза 1–й строки повторяется в 4–й и 7–й, фраза 2–й – повторяется в 8–й) и итальянскую октаву (см. одноименную статью). Обе строфы – восьмистишия, поэтому Сологуб графически выделил центральное двустишие сонета, которым в этом тексте завершается строфа триолета и открывается строфа октавы (получилась схема с неожиданной симметрией 4+2+ центральное двустишие +4+2):

    Нисходит милая прохлада,
    В саду не шелохнется лист,
    Простор за Волгой нежно–мглист.
    Нисходит милая прохлада

На задремавший сумрак сада,
Где воздух сладостно–душист.

Нисходит милая прохлада,
В саду не шелохнется лист.

В душе смиряется досада,
И снова облик жизни чист,
И вновь душа беспечно рада,
Как будто соловьиный свист

Звучит в нерукотворном храме,
Победное колебля знамя.

Впрочем, к созданию новых разновидностей сонета приводило не только нарушение установленных традицией правил, но и творческое их развитие. Распространение правила «сонетного замка» со словом – «ключом» на стихотворный цикл выразилось в появлении сложнейшей формы – «венка сонетов». «Венок сонетов» состоит из 15 стихотворений. Последняя строка каждого из 14 сонетов повторяется в начале следующего, таким образом связывая смежные стихотворения. Предпоследний сонет (№14) завершается строкой, с которой начинался первый сонет «венка». Заключительный сонет, именуемый магистралом, последовательно воспроизводит первые стихи всех 14 сонетов и концентрирует в себе смысл всего цикла. Эта требующая поэтического мастерства форма была популярной в русской поэзии «серебряного века» («Венок сонетов» Вяч.Иванова, «Corona astralis» М.Волошина, «Светоч мысли» Брюсова).

Уникален эксперимент талантливого стихотворца второй половины XVIII в. А.А.Ржевского: он перенес правило тематической композиции сонета с «вертикали» текста на его «горизонталь»! Одно из произведений с «горизонтальной» тематической композицией – «Сонет, заключающий в себе три мысли» с авторской подсказкой в подзаголовке «читай весь по порядку, одни первые полустишия и другие полустишия» (в нем нарушена однородная рифмовка в катренах, остальные правила соблюдены):

Сонет преображался не только под пером отдельных стихотворцев. Известность приобрели некоторые исторически сложившиеся национальные формы сонетного жанра.

Сонет (итал. sonetto, от итал. sonare – звучать) впервые появился в итальянской поэзии в середине XIII в., а его создателем считают поэта Якопо да Лентини. Стихотворения в форме сонета активно сочиняли поэты школы «сладостного нового стиля», Данте Алигьери дал много образцов сонетов в книге «Новая жизнь», которая сделала известным имя автора. Высшего пика развитие итальянского сонета достигло в XIV в. в лирике Ф.Петрарки. К этой форме позднее обращались Микеланджело, Дж.Бруно, Т.Тассо. Итальянский сонет (или классический, в Западной Европе его также иногда называют «петрарковским») состоит из двух катренов с рифмовкой abba abba или abab abab и двух терцетов с рифмовкой cdc dcd или cde cde, реже – cde edc (вариантов было много, но обычно не помещали в один и тот же терцет парно рифмующиеся строки). Форма, заданная в сонетах Петрарки, оказала влияние на романоязычную поэзию (в Португалии XVI в. – Л. ди Камоэнс, в Испании XVII в. – Л. де Гонгора–и–Арготе).

Повлиял сонет и на лирику Франции. В середине XVI в. П. де Ронсар и Ж. Дю Белле, ориентируясь на традиции Петрарки, создают несколько сборников сонетов, и форма приобретает популярность. Новый пик интереса к сонету – в период французского символизма (П.Верлен, А.Рембо, Ж.М.Эредиа). Форма французского сонета незначительно отличается от итальянского: катрены сохраняют те же рифмовочные схемы, а в терцетах действует правило перемены рифмовки, использованной в катренах (если в катренах – abba abba, то в терцетах – ccd ede; если в катренах – abab abab, то в терцетах – ccd eed). Можно заметить, что во французском сонете 1–й терцет всегда открывался парно рифмующимся двустишием, которое обозначало поворот темы.

В середине XVI в. сонет появился и в английской поэзии. Его первые образцы создал Т.Уайатт, неоднократно использовавший схему рифмовки abba abba cdd cee. В тот же период под его влиянием стал сочинять сонеты Г.Ховард, граф Суррейский, который испробовал разные схемы рифмовки и до того «расшатал» строгую форму, что она приобрела вид abab cdcd efef gg. М.Л.Гаспаров замечает: «Когда из Франции сонет перешел в Англию, то рифмующаяся пара строк сместилась: теперь она не начинала, а заканчивала собой терцеты (и весь сонет), а четверостишие, встав перед нею, принимало вид третьего катрена» (Гаспаров М.Л. Русские стихи 1890–х – 1925–го годов в комментариях. М., 1993. С.208). Эту упрощенную форму популяризировал своим сборником «Сонеты» и сделал образцовой У.Шекспир, поэтому ее называют английским (или «шекспировским») сонетом. Немногим ранее поэт Э.Спенсер, предшественник Шекспира, пытался восстановить утраченную в английском сонете связь смежных строф: в сборнике сонетов «Аморетти» он применил рифмовку abab bcbc cdcd ee, но созданная им форма не имела распространения и вошла в историю под именем «спенсеровского» сонета.

В России первый сонет был написан в 1735 году В.К.Тредиаковским (поэт–силлабист перевел стихотворение француза Ж. де Барро хореизированным 13–сложником). Первые силлабо–тонические сонеты принадлежат А.П.Сумарокову. Многочисленные образцы сонетов Сумарокова и Ржевского, созданные по модели французского сонета, повлияли на широкое распространение формы.

Каноническая форма получила развитие в русской лирике XIX в. Трижды обращался к сонету А.С.Пушкин. «Пушкинские сонеты принадлежат к очень вольной форме. Во всех трех сонетах последовательность рифм особенная. Соблюдено лишь единство двух рифм в четверостишиях. Порядок их произволен. В «Сонете» («Суровый Дант…») рифмовка четверостиший перекрестная. В стихотворении «Поэту» первое четверостишие перекрестное, второе – охватное; в «Мадонне», наоборот, выдержана лишь рифмовка терцетов AАbCbC (в первом сонете с крайними женскими стихами, в двух остальных с мужскими, т.е. ааВсВс). Эта свобода характерна для французской школы сонетов» Томашевский Б.В. (Строфика Пушкина. // Томашевский Б.В. Пушкин. Работы разных лет. М., 1990. С.343).

В стихотворении «Сонет» Пушкин среди русских образцов этой формы выделяет опыты А.А.Дельвига:

    У нас его еще не знали девы,
    Как для него уж Дельвиг забывал
    Гекзаметра священные напевы.

Дельвиг создал оригинальную схему рифмовки сонета, которую стали использовать его современники. М.Л.Гаспаров видит в ней «форму русского сонета (пятистопный ямб с рифмовкой, как у итальянцев, но двумя рифмами в терцетах: cdd ccd)» (Гаспаров М.Л. Сонет // Энциклопедический словарь юного литературоведа. М., 1988. С.318). Эта схема присутствует, например, в стихотворении «Вдохновение», в котором автор предвосхитил идеи пушкинского сонета «Поэту»:

    Не часто к нам слетает вдохновенье,
    И краткий миг в душе оно горит;
    Но этот миг любимец муз ценит,
    Как мученик с землею разлученье.

И презренный, гонимый от людей,
Блуждающий один под небесами,
Он говорит с грядущими веками;

Он ставит честь превыше всех частей,
Он клевете мстит славою своей
И делится бессмертием с богами.

Поэты середины XIX в. обращались к форме сонета не столь часто, однако она имела своих приверженцев. Регулярно сочинял сонеты А.А.Фет. Составил из сонетов большую поэму «Venezia la Bella» (рус.: «Прекрасная Венеция») А.А.Григорьев. Поэты–демократы внесли в сонет новые темы: социальная сатира зазвучала в «Реальных сонетах» В.С.Курочкина и «Современных сонетах» В.П.Буренина. В конце XIX в. неутомимым пропагандистом этой классической формы стал П.Д.Бутурлин, писавший исключительно сонеты (в основном на исторические и мифологические темы).

Во второй половине ХХ в. к сонету обращались многие русские поэты. Предельно расширил тематику русского сонета и обновил его форму поэт–авангардист Г.В.Сапгир, в 1970–1980–х гг. написавший большой поэтический цикл «Сонеты на рубашках».

Источник

3. Строфика \ 3.1. Понятие о строфике.Строфа как единица текста. Твердые строфические формы