Меню

Погонщик верблюдов как называется

Тот, кто сопровождает группу верблюдов

Ответ на вопрос Тот, кто сопровождает группу верблюдов, в слове 10 букв:
Караванщик

Говорил ему когда-то караванщик : «Аш-Шахба не отпустит, будешь возвращаться снова и снова к Серым Стенам».

Холмы по обеим сторонам дороги постепенно становились все выше и выше, переходя в невысокие горы, и дорога петляла между ними, словно проложил ее когда-то в незапамятные времена пьяный караванщик на слепом верблюде.

Другой на его месте бухнулся бы в ноги и головы не подымал, пока знатный караванщик – а уж это-то было заметно по многочисленным галунам на харровой одежде – соизволит удалиться на его убогой таратайке.

Она выбрала эту уединенную усадьбу — трехэтажное «главное здание» с флигелями — не столько из-за того, что ее земельные угодья простирались до самого берега реки (которая скроет в своих водах любую тайну), сколько из-за близости к складам Набережной, зоне ее деловых интересов, а также к Площади, на которую ее караванщик мог наведываться в любое время, не вызывая подозрений.

Однако незадачливый старший караванщик даже не подозревал, что его пассажирами окажутся малолетний лорд-наркоман, нянюшка-демоница, религиозный фанатик, курьер по перевозке награбленного, он же убийца по совместительству, и семейство ювелиров с целым выводком вопящих детишек.

Смит никогда в своей жизни не сопровождал караваны, но случилось так, что старший караванщик транспортной компании его кузена пал жертвой вендетты как раз в тот день, когда Смит неожиданно появился в Труне.

Тремя его гостями были караванщик Ибн-Ватунан, поэт и музыкант Хайяли и Багайоко – врач и придворный убийца.

Источник

к а р а в а н

группа верблюдов

• вереница верблюдов, задумчиво шагающая по пустыне

• группа верблюдов, движущихся по пустыне

• группа вьючных животных, перевозящих грузы, людей

• группа вьючных животных, следующих друг за другом

• группа следующих друг за другом транспортных судов

• известная джазовая тема, написанная Хуаном Тизолом и аранжированная Дюком Эллингтоном

• компания горбатых в пустыне

• компания непьющих в пустыне

• несколько судов, идущих одно за другим

• обоз из верблюдов или других вьючных животных, везущих груз в пустыне

• штабель торфа, кирпича

• колонна непьющих в пустыне

• ряд судов, следующих вереницей

• группа судов, следующих друг за другом

• симфоническое произведение туркменского композитора В. Мухатова

• попробуйте перевести на старо-персидский язык выражение «странствующая прибыль»

• путешествующая компания из верблюдов и людей

• группа судов, идущая «цугом»

• верблюжий экспресс в пустыне

• верблюды, нанизанные на веревочку

• колонна малопьющих «грузовиков»

• флотилия кораблей пустыни

• друг за другом в пустыне

• группа кораблей пустыни

• вереница горбатых пустынных странников

• вереница горбатых кораблей пустыни

• корабли пустыни в походе

• ряд вьючных животных

• вереница горбатых пустынных «вагонов»

• бредущие друг за другом в пустыне

• вереница верблюдов, бредущих в пустыне

• компания горбатых кораблей пустыни

• вереница, которой на всех наплевать

• верблюжья походная «очередь»

• Вереница транспортных средств

• Несколько судов, идущих одно за другим

• Путешествующая компания из верблюдов и людей

• верблюды, «нанизанные» на веревочку

• верблюжий «экспресс» в пустыне

• верблюжья походная «очередь»

• вереница горбатых пустынных «вагонов»

• группа судов, идущая «цугом»

• колонна малопьющих «грузовиков»

• м. толпа или ватага, сборище на ходу; поезд; обоз: сборище путников, особ. в азиатских степях; хоровод. Стой, мой девий караван! песня. Торговый, вьючный караван, верблюды с кладью. Водяной караван, сборище речных барок, идущих вместе. Золотой караван из Сибири пришел. Бухарский карман пришел на меновой двор. Караван с хлебом стоит на телячьем броду, за мелководьем. Южн. стар. винокурня. Косяк табуний, жеребец со своими кобылами. Народ караванами ходит, толпами, ватагами. Караванный, к каравану относящ. Сущ. м. караванный пристав или староста. Сиб. бурлак, лямочник. Караванщик м. человек, прнадлежщ. к каравану. Каравансарай, Каравансерай, род пристанища, постоялого двора, в Азии, для путников и караванов. Караванбаш м. голова, староста азиатского каравана, избираемый самими путниками из числа бывалых; при нем состоит караванный вожак, и ему все повинуются

Читайте также:  Как называется ткань которую вешают над кроватью

Источник

VI Погонщик верблюдов

Если верить народным легендам, благодаря которым наше повествование движется вперед, то на горизонте виднелись уже и другие знаки благоприятных для арабов перемен. Так, согласно преданию, на одном из самых почитаемых праздников в честь какого-то языческого идола, встретились четверо арабов, смотревших несколько дальше своих соплеменников. Соблюдая торжественную таинственность, они поставили вопрос о подлинности своей религии. «Мы, арабы, — признались они друг другу, — идем по неверному пути. Мы сбиваемся в сторону от религии Авраама. Что же это, в самом деле, за божество, в честь которого мы приносим жертвы, во имя которого мы устраиваем торжественные процессии? Ведь это же не более чем груда бесчувственных камней, и от них нам нет ни добра, ни зла. Полно, давайте искать правду. Обратим наши взоры к чистейшей религии Отца Авраама, и во имя сей заветной цели оставим нашу родную землю и познаем то, чему нас могут научить чужестранцы».

Одним из этих скептиков (или «ханифов») был Барака (ибн Науфаль), которому в свое время приходилось иметь дело и с христианами, и с евреями. Он был более образован, чем большинство его соплеменников. Он говорил, будто бы убежден, что в скором времени вестник с небес (именуемый Махди) должен спуститься на землю. Барака знал иврит, и впоследствии, после продолжительных занятий, он перешел в христианство.[26] Следующий из числа вопрошающих в составе этого тайного конклава приходился Бараке родственником. Он участвовал в сражениях «святотатственной войны», а теперь вознамерился объехать разные страны в поисках света. В конце концов он оказался в Риме, где сподобился христианских истин и принял крещение. Третий из участвующих был внуком Абд аль-Мутталиба, который также, после долгих мытарств и странствий, обрел пристанище в лоне христианской церкви. Четвертым был Зейд, Курайшит, давно уже боровшийся с сомнениями. Он изо дня в день ходил к Каабе и, прислонившись к ее стене, предавался благочестивым размышлениям. Свои мысли он облекал в следующие слова: «Господи, если бы я только знал, каким образом я должен служить Тебе и поклоняться Тебе, то я подчинился бы Твоей воле; но сие мне неведомо! О, раскрой мне глаза!»

Размышления Зейда, как и его молитвы, не приблизили его ни к христианам, ни к евреям, но дали ему религию собственного изобретения: он начал поклоняться единому богу, ревниво сражаясь с ложными божествами и заблуждениями своих сограждан, предупреждая последних о греховном характере некоторых омерзительных старых обычаев. Проповеди его были настолько страстными, что задели оппонентов за живое, и в конце концов Зейд был брошен в тюрьму. Он бежал и отправился странствовать по Месопотамии (Ирак) и Сирии, стараясь узнать как можно больше о религии населявших эти страны людей, пока не наткнулся на банду арабов, которые ограбили его, лишив всего имущества и жизни.

Читайте также:  Как называется нижнее белье с подтяжками

Не исключено, что Барака и его собратья были всего лишь немногими представителями ханифов, как назывались эти искатели истины, и, вне всякого сомнения, они оказали влияние на самосознание арабов.[28]

Тем временем юный Мухаммед пас овец на холмах и долинах вокруг своего родного города, ибо, как сказал он через много лет, еще не было такого пророка, который не был бы в прошлом пастухом. Не многие из нас знают, что такое быть одному. В некотором смысле мы не задумываемся, как мало времени в нашей жизни мы находимся в полном одиночестве. Нам кажется, что мы достигли его, если прошагали ночь или совершили прогулку по малонаселенным местам, которые еще можно встретить порой в нашем цивилизованном мире; однако подобные странствия не могут составить правильного представления о том одиночестве, которое сотни лет назад испытывал в Аравии один пастух. Ничто человеческое не отвлекало его от собственных мыслей, если он хотел поразмыслить над теми великими вопросами, которые и сейчас продолжают привлекать внимание всякого, кто вообще имеет обыкновение задумываться. О Мухаммеде мы не может помыслить иначе, как о задумчивом человеке. Он, должно быть, постоянно смотрел на небо и необъятный горизонт широко раскинувшегося вокруг мира, в поисках ответов на те вопросы, которые задавали себе ханифы.

И всё же, он был не до такой степени склонен к задумчивости, чтобы пренебрегать практической пользой. Мы обнаруживаем, что ему приходилось сопровождать караваны, шедшие в Сирию и Йемен. Как-то дядя сказал ему: «Я, как тебе известно, человек небогатый. Поистине, для меня наступили тяжелые времена. Но послушай, караван твоих соплеменников, родственников твоих отцов, направляется с товарами в Сирию. Вдова Кадиджа попросила сынов Курайша сопровождать ее грузы, и ей понадобились твои услуги».

«Пусть будет так, как она скажет», — ответил юноша.

С Кадиджей было условлено, что четыре верблюда Мухаммеда должны повести караван тем же путем, каким он когда-то шел в Бозру. Должно быть, былые воспоминания с неимоверной силой нахлынули на него, когда он взирал на места по прошествии тринадцати лет, — ведь то путешествие составляло все впечатления его юности. Всё, что он видел теперь, добавляло ему знаний о людях и мире, и готовило его к достижениям в дальнейшей жизни. Он выгодно распорядился товарами, переданными Кадиджей на его попечение, и приобрел новые для продажи в Мекке. Так он заслужил прозвище, на веки вечные закрепившееся за ним среди сограждан, — «Преданный».

Мухаммед был немногим выше среднего роста, внушительного вида: мощная грудная клетка и широкие плечи завершала высокая, прекрасных очертаний шея, увенчанная массивной головой. Лицо он имел открытое, овальной формы с крупным орлиным носом. Большие, беспокойные, пронзительные черные глаза были окаймлены длинными и густыми ресницами, густая борода падала на грудь. Он продолжал подолгу размышлять, произнося вслух немногие, но веские слова. Он обладал чрезвычайно утонченной душевной организацией, ведал сильные страсти, которые, тем не менее, полностью контролировались разумом. Он был непритязателен в своих привычках, а своими поступками заслужил репутацию человека большой скромности, с чем согласился бы всякий, кто его знал. Добрый и внимательный к своим друзьям, к врагам он был почти неумолим. Таков был погонщик верблюдов, поступивший на службу к Кадидже благодаря посредничеству Абу Талиба.

Кадиджа, происходившая из того же рода, что и Мухаммед, после двух замужеств осталась одна. От мужей к ней перешло приличное наследство, которое она сумела рачительно приумножить, будучи рассудительной и хозяйственной и умея выбирать своих торговых агентов. В свои сорок лет она была прекраснее лицом, чем иные женщины более молодого возраста. Казалось, она находила нечто привлекательное в своем вдовьем состоянии, хотя многие видные мужи, привлеченные ее личным обаянием и прочими несомненными достоинствами, пытались убедить ее в обратном. Однако никаких чувств к ним она не находила в своем сердце.

Читайте также:  Как называется на ошейнике на который пишется адрес

Что изменилось потом, мы не знаем, только успехи ее нового работника и его благопристойный нрав стали привлекать ее к нему, и когда он должен был вернуться из Сирии, она, казалось, не могла дождаться его появления. Подобно тому как на башнях Иудеи днем и ночью стоят стражи, так она проглядела все глаза, ожидая возвращения Мухаммеда из его долгих странствий. Пылкое воображение рисовало ее взору двух ангелов, которые крылами защищали молодого человека от испепеляющих лучей аравийского солнца! «Верный» и надежный, он в ее сознании был под непосредственной защитой Аллаха, и ее чувства, и без того теплые, стали глубже — теперь она желала видеть его своим мужем.

Вскоре к Мухаммеду пожаловала сестра Кадиджи, которая сказал ему: «Почему бы тебе, о Мухаммед, коль скоро ты достиг зрелого возраста, не жениться?» Вопрос сейчас может показаться странным, поскольку его задавала молодая женщина молодому мужчине, которому исполнилось двадцать пять, но так как среди арабов в то время было не приняв оставаться холостым по достижении зрелости, он не показался неуместным. Мухаммед отвечал, что у него нет средств, которые он мог бы вручить своей невесте, и тогда следующий вопрос показался совсем простым: «А если это препятствие можно устранить, поскольку состоятельная женщина желала бы разделить свое состояние с тобой, — что бы ты тогда ответил?»

«А есть ли такая женщина и кто она?» — спросил Мухаммед.

«А возможно ли, чтобы я добился ее расположения?»

«Предоставь это мне».

Как выяснилось, отец вдовы был еще жив и категорически отказывался дать своей дочери согласие на брак, которого она желала. Под угрозой возможного кровопролития, в ходе гневного разговора, который последовал, все, что препятствовало союзу, было наконец устранено, и Мухаммед, которому было тогда двадцать пять, стал мужем сорокалетней Кадиджи. Их брак оказался замечательным во всех отношениях: жена высоко ценила характер и способности мужа, а тот любил ее столь искренне и преданно, что их ничто не могло разлучить. Влияние на него доброй Кадиджи оставалось неизменным на протяжении всей жизни. Верный себе, Мухаммед не забыл своих друзей, поэтому перед торжеством он вспомнил о Халиме, нянчившей его когда-то младенцем. Ее отозвали с высокогорных пастбищ Бени Сада, чтобы повеселиться на свадьбе. Когда же она собралась обратно к своему простому жилищу в горах, с собой она вела стадо из сорока овец, подарок приемного сына.

Прав был Абу Талиб, благословляя этот брак следующими словами: «Возблагодарим Аллаха, ибо мы рождены потомками Исмаила! Возблагодарим Аллаха за то, что Мухаммед, не будучи наделен богатством, попросил руки Кадиджи и получил ее согласие. Нет ему равных! Да будет этот брак благословен во имя Господа Всевышнего и Всещедрого; будущее, полное славы, открывается перед Мухаммедом, сыном Абдаллы!»

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

15.12. Переход через гору Львов-Верблюдов

15.12. Переход через гору Львов-Верблюдов Однажды Трипитака и его спутники подошли к огромной горе, носившей сказочное имя — Восьмисотмильная гора Львов-Верблюдов. Какой-то старик предостерег путешественников от дальнейшего продвижения. Он сказал, что около сорока восьми

Источник

Adblock
detector