Меню

Полицейский под прикрытием как называется

Как вычислить сотрудника органов под прикрытием.

На самом деле вычислить сотрудника в толпе не сложная задача. Любая работа откладывает на человека свой жирный отпечаток с течением времени. А работа в погонах тем более. Именно поэтому большинство полицейских под прикрытием, как «двое из ларца».

Наметанному глазу определить стажа закона в штатском не составит труда. На это уйдет не больше 10 секунд.

Давайте разберем основные моменты, на что обратить внимание для «вычисления».

1. Возраст.

Оперативные работы, как правило проводят сотрудники от 22 до 40 лет. Кто младше 22 еще не допускаются до такой работы, а кто старше 40 сидят в кабинетах.

2. Лицо.

Такое ощущение, что служба в органах «делает» такую физиономию. Грубые, ассиметричные и резкие черты лица, постоянно напряженные челюсти. Форма, как правило прямоугольная.

Разумеется есть и сотрудники, которые не подходят под это описание, но таких меньшинство.

3. Одежда.

Вот именно по ней самая высокая вероятность вычислить сотрудника. В одежде полицейские предпочитают минимализм.

Зимой они носят куртки темных цветов (чаще всего черную), голова ничем не покрыта (если не лютый мороз). В теплое время на ногах джинсы и черные ботинки (очень редко брюки). Короткие волосы. Рубашка или футболка с воротников (чаще всего поло). На плече висит маленькая черная сумка. Куртки облегающие, короткие.

4. Мимика.

Взгляд всегда холодный и целеустремленный. Глаза переводит с объекта на объект очень плавно. По взгляду читается глубокая заинтересованность «именно в тебе». Губы сжаты таким образом, что кажется в любой момент он с тобой начнет диалог.

5. Поведение.

Во время задания они ходят по отведенному участку прогулочным шагом (да, ходят как правило в 2). Регулярно останавливаются, присаживаются на лавку и всматриваются в прохожих. Во время акций держатся в стороне от толпы, не показывают свою заинтересованность процессом (не скандируют лозунги, не держат плакатов и тд)

И еще один важный момент. Опера очень разговорчивые и легко выводят на разговор «жертву», поэтому не отходите от темы вопроса с которой к вам подошли (например спросить время, а далее начали рассказывать, что жена плохая, дети достали и тд ), то смело уходите под веским предлогом.

Вот, пожалуй, основные моменты, чтобы распознать сотрудника органов в штатском.

Если статья понравилась нажми палец вверх и подпишись на канал.

Источник

Топ-10: Полицейские под прикрытием, которые зашли слишком далеко

Полицейские под прикрытием могут вести дела против преступной деятельности так, как не может никакая другая сила правоохранительных органов. Однако эта работа требует от них максимально убедительно вжиться в роль преступника, чтобы напрочь стёрлась грань между хорошими и плохими парнями. И некоторым это удаётся с переизбытком…

В Великобритании офицер Мэтт Рейнер (имя не настоящее) был частью спорного секретного подразделения Metro, работа которого была связана с внедрением в десятки политических групп на протяжении нескольких десятилетий.

Задание Рейнера, которое он выполнял в течение 5 лет (с 1991 по 1996 год), состояло в том, чтобы под видом активного борца за права животных расследовать деятельность одной радикальной группы. Когда один из её членов, Джефф Шепард (Geoff Shephard), был освобождён из тюрьмы, Рейнер завязал с ним дружбу.

Последующая судимость Шепарда в настоящее время обжалуется, поскольку о вовлечении полицейского под прикрытием суду ничего не было известно. Это второй из его обвинительных приговоров, на который он подал апелляцию по этой причине.

В 2008 году офицер Роберт Кэрролл под псевдонимом Ли Тейлор (Lee Taylor) был определён в подразделение Sigma полиции Манчестера, секретное подразделение, занимавшееся полицейскими облавами на наркоторговцев. Лишь год спустя он понял, что попал в беду.

В 2012 году в ходе полицейской облавы на дом одного наркоторговца были обнаружены баллончик с газом и полицейская дубинка, которые были выданы Кэрроллу. В доме Кэрролла был обнаружен одноразовый телефон, по которому было совершено 2200 звонков между Кэрроллом и наркоторговцем в течение предыдущих 4 месяцев.

Хотя он утверждает, что окончательно избавился от наркозависимости с помощью своей жены (тоже сотрудника полиции), его всё же приговорили к 14 месяцам тюрьмы за кражу и неправомерные действия.

В 2013 нью-йоркский автомобилист Алексиан Лиен (Alexian Lien) оказался посредине кошмара. Он оказался вовлечён в аварию, в которой сбил мотоциклиста, но был слишком напуган, чтобы остановиться, поскольку этот мотоциклист был членом жестокой банды, почти дюжина членов которой принялась преследовать его по автостраде на головокружительной скорости. Как показал регистратор одного из членов банды, внедорожник Лиена окружили на съезде с основной дороги, окна разбили, а его самого вытащили из автомобиля и жестоко избили.

Одиннадцать человек участвовали в инциденте, и один из них, поразительно, был полицейским под прикрытием Войцехом Бращоком, служившим в этом качестве в течение 13 лет. Бращок не принимал непосредственного участия в избиении, но участвовал в преследовании, после чего разбил одну из задних фар и сбежал, не вызвав 911.

Он утверждает, что испугался за свою безопасность, а его поступок не понравился обвинителям, которые сказали, что в тот день он действовал «как преступник». Судья согласился с этим и приговорил его к двум годам тюремного заключения.

Ещё более тревожно, что Халгат неоднократно отказывался принимать участие в торговле наркотиками, только однажды согласившись пойти вместе на сделку после того, как на него неоднократно оказывал давление Агостино Бранкато, тайный агент, внедрившийся в его банду. Бранкато сфабриковал преступление, которое оправдало бы его тайную деятельность, поскольку употребление кокаина было худшим преступлением, в которое был вовлечён Халгат по его наблюдениям в течение всей его двухлетней операции.

В 2014 году федеральный судья рекомендовал отклонить это дело из-за «возмутительного поведения правительства», но суд высшей инстанции отменил это. На момент написания статьи Халгат находится в процессе судебного разбирательства.

6. Том Колмэн (Tom Coleman)

В конце 1990-х Том Колмэн был единственным офицером под прикрытием, действовавшим в рамках 18-месячной операции по поимке бандитов, целью которого был сбор информации о дилерах и их клиентах в небольшом фермерском сообществе Тьюлия (Tulia), штат Техас.

Благодаря информации, предоставленной офицером Колмэном, было арестовано 46 человек, и вынесены приговоры до 90 лет лишения свободы. Для сбора этих осуждений не использовалось никаких доказательных видео- или аудиозаписей — только свидетельства Колмэна, большинство из которых были полностью сфабрикованы.

Просто в Тьюлии вообще никогда не было никакой шайки преступников, сбывающих наркотики. Почти все из арестованных были афроамериканцами, и в 2003 году 35 из них были помилованы губернатором Риком Перри (Rick Perry), поскольку выяснилось, что аресты были произведены на расовой почве. Во время расследования, проведённого в 2003 году, Колмэн был уличён в лжесвидетельстве и приговорён к условному заключению на 7 лет.

Это было единственно возможное наказание, поскольку срок исковой давности ложных показаний, которые он дал в ходе первоначальных судебных разбирательств, уже истёк.

После двухмесячного расследования по делу о наркотиках, которое проходило в Далласе в 1989 году, обнаружилось, что один офицер под прикрытием имел выдающуюся верность делу и не вышел из-под прикрытия.

Несколько «объектов» его задания предложили ему принять участие в групповом изнасиловании женщины, и, хотя он притворился больным, чтобы избежать непосредственного участия, он стоял и смотрел на происходящее, даже не пытаясь помочь жертве во время совершения этого преступления.

Читайте также:  Веревка пояс как называется

Офицер Томас Эчартэа предал огласке этот случай позже. Он утверждал, что, выдав себя тогда, мог подвергнуть опасности себя и поставить под угрозу всё расследование. Эчартэа не понёс никакого наказания, а расследование привело к арестам четырёх человек, подозреваемых в распространении наркотиков.

4. Марк Кеннеди (Mark Kennedy)

В течение 7 лет полицейский секретного подразделения Metro Марк Кеннеди находился под глубоким прикрытием внутри протестного сообщества. Его деятельность охватывала 22 страны, и в течение этого времени он выполнял своё поручение: успешно развивал большое количество тесных связей с «целевыми объектами». Многие из них были молодыми женщинами, и многие из отношений были сексуального характера.

Это обнаружилось во время чрезвычайно короткого судебного разбирательства дела шести активистов, обвиняемых в заговоре с целью захвата электростанции. Всем шестерым отказали в обвинении после того, как обнаружилось, что Кеннеди спланировал, организовал и профинансировал всю операцию.

В ходе последовавшей гласности несколько женщин, больше не связанных с протестным движением, выступили с разоблачением характера дружбы, которую Кеннеди завязывал с некоторыми из своих «объектов». Кеннеди, у которого до начала операции под прикрытием была жена и ребёнок, раскаялся, сказав, что это «никогда не повторится снова».

В июне 2012 года женщина, известная под именем Джекки (Jacqui), была потрясена, увидев знакомое лицо, которое она не видела уже 25 лет, смотревшее на неё с обложки британского таблоида. Его звали Боб Ламберт, а в статье говорилось о том, что он был полицейским под прикрытием, находящимся под следствием за деятельность, в которой он принимал участие в 1980-х годах. Но она знала его как Боба Робинсона (Bob Robinson), её бойфренда, с которым у неё были отношения в течение нескольких лет, и отца её ребёнка.

Робинсон исчез из их жизни после того, как, по всей видимости, ударился в бега за своё причастие к взрывам в нескольких универмагах в 1987 году.

После того как бывшие активисты в 2011 году публично раскрыли, что он является сотрудником полиции, один из мужчин, осуждённых в этом преступлении — Джефф Шепард, который также был вовлечён в историю, рассказанную в начале статьи — утверждал, что Ламберт установил одно из зажигательных устройств во время тех взрывов.

2. Карло Нери (Carlo Neri)

В начале 2000-х годов женщина, известная под именем Андреа, была в числе последних павших жертвой того, что стало считаться широко распространённой схемой манипуляций и злоупотреблений со стороны офицеров под прикрытием секретного подразделения Metro.

Она влюбилась в мужчину, который, как она думала, является политическим активистом. Он предложил ей выйти за него замуж и утверждал, что хочет от неё ребёнка. Затем начал страдать «суицидальным расстройством» и исчез. И всё это, как теперь оказывается, было ложью.

Офицер, известный под именем Карло Нери, даже познакомился с семьёй жертвы, будучи на тот момент женатым и имея ребёнка. Андреа, верившая в его тщательно разработанный придуманный образ и подробные объяснения его проблем во время расстройства в течение нескольких лет, теперь описывает эти отношения, как «бессердечную психологическую пытку».

В ноябре 2015 года Скотланд-Ярд выразил безоговорочные извинения и предложил материальную компенсацию семи женщинам, которые были вовлечены в отношения и использованы в корыстных целях офицерами под прикрытием.

В 2016 году сотрудник полиции штата Джорджия Вансито Гамбс попал под следствие после того, как сослуживцы заметили его делающим «кокаиновые дорожки» в спорт-баре, в котором он находился вместе с предполагаемым главарём наркобизнеса.

В результате трёхлетнего внутреннего расследования оказалось, что это была лишь верхушка айсберга. Гамбс не был полицейским под прикрытием — он, наоборот, был полноценным бандитом, работавшим под прикрытием в полицейском управлении.

Согласно обвинительному заключению, Гамбс сознался в совершении нескольких заказных убийств для преступной группировки Gangster Disciples, а также в том, что снабжал их информацией о деятельности полиции, чтобы помочь избежать арестов, и во многом другом.

Его длинный список обвинений включает в себя убийство, грабёж, вымогательство и поджог — преступления, совершённые в то время, когда по платёжной ведомости он числился штатным сотрудником полиции округа ДеКалб (DeKalb) на полный рабочий день.

Источник

Крестный отец под прикрытием

Спирос Энотиадес участвует в операциях под прикрытием, исполняя роли наркобаронов, посредников и «счетоводов» картелей.

Мужчины снова встретились на следующий день около 12 часов. «Отлично выглядишь», — заметил Янни в адрес израильтянина. Янни объяснил, что аванс в размере €250 000 скоро прибудет. Поговорили о боеприпасах, специалистах, которые обучат талибов обращаться с ракетами, обсудили банки, куда поступит основная сумма. Янни заверил, что использовать BlackBerry, который он им передал, абсолютно безопасно. «Что ты, я тебе доверяю на все сто», — сказал иранец. Телефон Янни зазвонил, он ответил и попросил собеседника оставить сумку с деньгами на заднем сидении машины. Мужчины вышли из номера за привезенным авансом.

В коридоре их ждал десяток румынских полицейские во всеоружии. В суде выяснилось, что Янни (настоящее имя которого — Спирос Энотиадес) — внештатный агент Управления США по борьбе с наркотиками (УБН). Все встречи в номере отеля осуществлялись под наблюдением, а разговоры записывались. В 2013 году продавцов приговорили к тюремному заключению сроком на 25 лет.

Операции под прикрытием часто подвергаются критике: считается, что они сами подталкивают подозреваемых к совершению преступлений. Но в рамках международной борьбы с наркоторговлей УБН с момента своего создания в 1973 году делает ставку именно на работу под прикрытием. «Никто не выполнит задание эффективнее, чем человек, проникший в преступную организацию и лично собравший доказательства», — считает Рэндалл Джексон, бывший федеральный прокурор, а теперь адвокат по уголовному праву в нью-йоркской юридической фирме. Согласно отчету Министерства юстиции за 2016 год, в период с 2010 по 2015 год в делах УБН фигурировали около 18 000 осведомителей и внештатных агентов. Большинство из них — преступники, которые согласились помочь в обмен на более мягкие приговоры, — делились информацией о своих боссах, подельниках и преступных планах или собирали информацию среди знакомых, причастных к делу. Чтобы инициировать операцию под прикрытием, Управление просит осведомителя привести в преступную организацию сотрудника УБН или внештатного агента (в таком случае его называют «конфиденциальный источник»). Агент предлагает совершить сделку, нарушающую законы США. Если приманка сработала, то агент под прикрытием проводит несколько встреч, обсуждая детали сделки. Все разговоры записываются с помощью устройства, которое легко спрятать за пуговицей рубашки. При отборе агентов важно наличие определенного опыта: для обсуждения транспортировки наркотиков на частном самолете нужен агент с опытом частных перевозок, а для обсуждения переводов крупных сумм подойдет агент, хорошо знакомый с банковской сферой. Некоторые, как Энотиадес, становятся любимчиками УБН.

Впервые я услышал о нем, когда готовил материал об операции УБН в Либерии, проведенной в 2011 году. Тогда арестовали нигерийского наркоторговца и пилота из России. Энотиадес исполнял роль ливанского финансового консультанта и проходил свидетелем по этому делу. Слушая записи его разговоров с торговцами, я был поражен, как быстро ему удалось войти в доверие. Бывший агент УБН Роберт Руссилло работал с Энотиадесом в середине 1990 годов и считает, что успешно выполнять задания Спиросу помогает то, что он прост в общении и умеет создать непринужденную атмосферу. Например, играя роль Янни, Энотиадес называл иранца своим приемным сыном.

Читайте также:  Как в 16 веке назывались лица несшие военную службу в пограничных районах

Энотиадес родом с Кипра, раньше он работал в фармацевтической отрасли и владел ночным клубом. Кроме греков и ливанцев, Энотиадесу доводилось играть итальянца и курда. Может показаться, что он не очень подходит для своей работы: ему 72 года, он перенес три инсульта, его мучают боли в тазобедренном суставе. К тому же, Энотиадес выкуривает по две пачки сигарет в день и любит поесть, не заботясь о своем сердце. Недавно во время ланча его жена, приятная стройная женщина по имени Лу Энн, попросила официанта не приносить ей яичницу. Энотиадес немедленно распорядился положить яйцо к жареной грудинке, которую заказал сам.

Впервые мы встретились в 2015 году в одном из ресторанов Филадельфии. Энотиадес приветствовал меня как старого друга. Ему, как обладателю прекрасной памяти и замечательному рассказчику, чьи небылицы раз за разом оказываются правдой, бывает сложно не перебивать других. Но Энотиадесу удается переключить на себя внимание с предельной любезностью, осыпая собеседников извинениями. Он живо выражает удивление, а если раздражен, может ругнуться, часто даже по-гречески. Так создается иллюзия эмоциональной прозрачности, которая располагает к доверию. Как-то раз в Майами он стоял в очереди в пекарню, а перед ним какой-то бедолага никак не мог определиться с выбором. Энотиадеса это вдруг рассердило. «Возмутительно! — буркнул он. — Совсем о других не думает!». В греческих ночных клубах Энотиадес подпевает без особого таланта, зато с большим энтузиазмом.

Когда Энотиадес исполняет роль наркоторговца или специалиста по отмыванию денег, он позиционирует себя как бизнесмен, руководствуясь воспоминаниями тех времен, когда сопровождал отца на сделках. Харрис Энотиадес занимался продажей медицинских препаратов на Кипре и часто встречался с руководителями других компаний. «Сыграть парня с улицы у меня не получится», — считает Энотиадес. Ключ к успеху в том, чтобы играть свою роль настолько правдоподобно, насколько это возможно. «Наркоторговец не стал бы здесь рассиживать, если бы не считал, что нашел, кого нужно, — рассказывает Энотиадес. — Если нет, то пусть убирается ко всем чертям и найдет кого другого. На кой он мне сдался? Кто он такой, чтобы во мне сомневаться? Почему я должен что-то доказывать? Пусть возьмет и покажет 10 тонн кокса, если такая важная птица. Пойдем и посмотрим». Поначалу ему нередко приходилось поднимать голос или бить кулаком по столу, чтобы заполучить внимание на встрече. Теперь он вежливо просит: «Не надо меня сердить». «Вместо того, чтобы повышать голос, я говорю тише и людям приходится наклоняться, чтобы меня услышать. Получается гораздо эффективнее», — рассказывает Энотиадес.

Энотиадес начал сотрудничать с УБН в 1988 году. Решив открыть собственный бизнес, он переехал в Буэнос-Айрес и начал заниматься экспортом говядины в США. В Буэнос-Айресе Энотиадес сдружился с греком-таксистом по имени Ставрос, который, как позже оказалось, был наркоторговцем. Как-то раз Ставрос спросил, не может ли Энотиадес помочь в сбыте кокаина в США. «Я подумал, что притягиваю неприятности, — рассказывает Энотиадес. — Сначала пытались использовать моего отца, а теперь меня».

По указанию агента Джея, Энотиадес сообщил Цакалакису, что нашелся покупатель в Бостоне и есть возможность договориться о продаже пятидесяти килограмм героина. Цакалакис устанавливает цену, а после отправляется с Энотиадесом в Амстердам, чтобы представить его своему партнеру Джерарду Равену, коренастому голландцу пятидесяти лет. Равену понравилась новая Alfa Romeo Энотиадеса, и он захотел купить машину. Чувствуя, что его испытывают, Энотиадес согласился. (Сам он утверждает, что это агент Джей посоветовал ему так поступить, а по воспоминаниям агента Джея, идея принадлежала Энотиадесу). Вскоре после сделки с Alfa Romeo, Цакалакис сообщил, что они с Равеном и еще одним партнером хотят сопровождать Энотиадеса на встрече с покупателями в Бостоне.

1993 год, Бостон. Управление снимает для Энотиадеса и наркоторговцев четыре люкса в отеле Swissôtel. Покупатели (два агента под прикрытием) радушно встречают гостей, водят по дорогим ресторанам, сорят деньгами, всячески изображая из себя обеспеченных гангстеров. В нужный момент агенты забирают четверку из отеля и отвозят в банк, где менеджер ведет их в хранилище с металлическими ящиками. Один из агентов разблокирует ящик и вынимает его — тот битком набит пачками стодолларовых купюр. Как вспоминает Энотиадес, кто-то из агентов сказал: «Эти деньги подготовлены для вас». Сейчас один из двух сотрудников работает в частном секторе, он подтвердил факт операции, в том числе и демонстрацию платежеспособности в банке.

Цакалакис подтвердил, что по возвращении в Брюссель все будет готово к поставке. Энотиадес выполнил задание и дальше следствие продолжилось без него. В 1995 году трое мужчин были осуждены за сговор с целью импорта наркотиков в США. Их экстрадировали в Штаты, они признали вину и получили тюремные сроки от шести до девяти лет.

Пытаясь организовать защиту клуба, Энотиадес знакомится с аргентинцем из Армении по имени Агоп, у которого были связи с местным полицейским управлением. Оказывается, Агоп работает на наркоторговцев, связанных с лидерами колумбийского Медельинского наркокартеля братьями Очоа, которые уже отбывали свои сроки в тюрьме. По указанию сотрудников УБН в Буэнос-Айресе, Энотиадес признается своему новому знакомому, что знает в США людей, которые не прочь закупать крупные партии кокаина.

Планировать операцию — это как ставить пьесу по сценарию, который должен учитывать огромное количество импровизаций со стороны забывчивого главного злодея. Бывший руководитель Энотиадеса Луис Милионе рассказал мне, как они всей командой рисовали блок-схемы, просчитывая все возможные исходы встречи. «Нужно предугадать все варианты: если объект делает предложение, озвучиваем заготовленный ответ. Если объект идет другим путем, следуем плану на этот случай». Агент под прикрытием не должен давать обещаний, которые не сможет сдержать (например, говорить, что знает безопасное место для хранения наркотиков в перевалочном пункте). «Приходится жить в соответствии с ложью, которую мы придумали, — рассказывает Милионе. — Если что-то пообещать и в нужный момент не выполнить, сразу же возникнут подозрения».

Работа с агентами была Энотиадесу в удовольствие, но иногда он не соглашался с директивами руководства: «Нет. Я буду поступать так, как считаю нужным в данной ситуации. Важно иметь возможность полагаться на интуицию. Если идет дождь, надо брать зонт». Управление пытается минимизировать риски: за встречами ведется тщательное наблюдение, оговариваются сигналы тревоги и кодовые слова. Однако в масштабных операциях, в которых участвуют несколько агентов в разных местах, реакцию объектов спрогнозировать труднее. Летом 1994 года Энотиадес вылетел на север Аргентины, в город Сальта, на встречу с наркоторговцами Луисом и Мигелем. Они были готовы поставить 10 тонн кокаина американским покупателям, которых якобы представлял Энотиадес. Однако до завершения сделки Луис и Мигель захотели встретиться с покупателями лично. В Управлении стали разрабатывать план и готовить агентов на роли покупателей, но наркоторговцы оказались людьми нетерпеливыми, и в День благодарения Луис, Мигель и еще один член картеля на частном самолете прилетели в Буэнос-Айрес.

Энотиадес сидел около двери сарая и слушал, как охранники, стоя у гриля, говорят о нём. Он расслышал пару фраз: «лживый сукин сын» и «не жилец». Кто-то принес ему одеяло и запер дверь на ночь. Привыкнув к темноте, Энотиадес нашел место под стеной сарая, откуда как будто бы сквозило. Он убрал упаковки кокаина с поддона и с помощью доски вырыл яму около стены. В какой-то момент он стал выгребать грязь из-под сарая руками. «Было жутко больно, и я не знал, что с этим делать», — рассказывает Энотиадес. Он разорвал упаковку с кокаином и обмотал полиэтиленом руки, чтобы продолжить рыть. Ранним утром он пролез под стеной и бежал, пока не добрался до дороги. Там его подобрал пикап и отвез до города Клоринда на границе Аргентины с Парагваем. В грязи с головы до ног, руки исцарапаны, — пришлось убеждать водителя не ехать в больницу. Вместо этого Спирос связался со старым другом, который отвез его в посольство США в Асунсьоне, а затем в бразильский Сан-Паулу, где ему выдали новую визу. Через месяц, в канун Рождества, Энотиадес прилетел в Нью-Йорк. Руссилло, агент Управления, который помог ему там освоиться, рассказал, что первым делом агенту понадобились пальто и ботинки, так как из Южной Америки он прибыл в рубашке и шлепанцах.

Читайте также:  Грязь на дороге как называется

Энотиадес считает халатностью то, что в Управлении не подумали оставить кого-нибудь для связи в праздничные дни. Но признает, что было ошибкой надеяться только на свои силы. В Управлении отказались обсуждать это дело, как и детали прошлой и текущей работы внештатных агентов. Пережитое напомнило Энотиадесу, как много он теряет из-за работы в Управлении: в очередной раз он бросил дом, бизнес и подругу. Елена, как и многие друзья Энотиадеса, узнала о его работе только после того, как получила огласку операция в Либерии, и никогда не знала настоящей причины его отъезда из Брюсселя. «Он меня очень расстроил… слишком много лжи, — написала мне Елена. — Я до сих пор не знаю, что было правдой, а что нет». Энотиадес напомнил мне, что в 2011 году, после операции в Либерии, был вынужден скрываться другой внештатный агент Управления — пилот, у которого на Мальте была фирма по регистрации воздушных судов. Этот агент, пожелавший, чтоб я не упоминал его имени, рассказал свою историю. Его девушка узнала о его работе в УБН через 10 лет совместной жизни. После операции в Либерии отношения закончились, он закрыл фирму и переехал в другую страну, где продолжил сотрудничать с Управлением.

В 1995 году Энотиадес с друзьями основал в Нью-Йорке две компании: строительную и телекоммуникационную. Обе перестали существовать в 1999 году отчасти по причине занятости Спироса в делах Управления. В то время он проводил много времени в греческом квартале Квинса, исследуя местный наркобизнес. «Хочешь делать работу хорошо, придется посвящать ей много времени», — считает Энотиадес. В Управлении всегда высоко ценили его способность быстро подготовиться к новой операции. Младший брат Энотиадеса Христис, финансист из Никосии, рассказал, что раньше начинал беспокоиться, если Энотиадес не звонил несколько дней. В 1999 году Энотиадеса в Нью-Йорке навестил отец. Спирос познакомил его с Руссилло, под руководством которого работал в Управлении, и рассказал все о своей жизни. «Я хотел, чтобы семья знала: если со мной что-то случится, им не будет за меня стыдно. Я выбрал правильную сторону», — вспоминает Энотиадес.

В 1999 году в самолете по пути в Лас-Вегас Энотиадес знакомится с Лу Энн — она переезжала, чтобы устроиться дизайнером кухонь. Энотиадес прилетал на свидания раз в две недели. Лу Энн знала только то, что он бизнесмен. Однажды он пропал на три недели в связи с очередным заданием и был вынужден рассказать о работе в Управлении. «Я не знал, как она воспримет новость, — вспоминает Энотиадес, — поэтому сказал, что работаю консультантом и переводчиком, так как знаю много языков. Нужно было выразиться как можно понятнее». Лу Энн так до конца и не поверила. Через четыре месяца после знакомства они поженились. Вскоре агенты управления из офиса Лас-Вегаса попросили Энотиадеса встретиться для передачи устройства записи на стоянке у аптеки Walgreens. Лу Энн отвезла мужа на встречу и увидела, что его ожидают два человека в костюмах и белых рубашках. «Я начала думать, что он сказал правду, — рассказывает Лу Энн. — Кто еще может быть так одет в Лас-Вегасе посреди ночи».

В октябре 2001 года Энотиадес и Лу Энн переехали в Даллас, где наладили продажу авторских кухонь. Но по словам Лу Энн, захватывающая работа под прикрытием интересовала Спироса куда больше, чем продажи в офисе. Пройдут годы, пока Лу Энн поймет, в чем состоит работа мужа и каково его отношение к ней. «Мой муж обладает редкой деловой хваткой, но заниматься бизнесом ежедневно он не готов, — рассказывает Лу Энн. — Все, что связано с рутиной и требует усидчивости, — не для него».

Мужчины выпили в баре, а затем вышли во внутренний дворик отеля к бассейну и заказали еду и напитки. Участник расследования, агент Ди, рассказал, как вместе с коллегами следил за встречей в бинокль из другого номера с видом на бассейн. Повсюду в отеле находились сотрудники правоохранительных органов Венесуэлы, одетые в штатское, кто-то даже выпивал по соседству с Энотиадесом и его гостями. Несмотря на серьезные меры безопасности, было решено не надевать на Энотиадеса прослушку. «Вдруг его начали бы обыскивать или попросили бы снять рубашку», — объясняет агент Ди.

Три часа спустя сотрудники УБН из гостиничного номера с радостью наблюдали следующую картину. «Они вышли под руку, как старые друзья: обнимались и хлопали друг друга по спине», — рассказывает Ди. По этим жестам стало понятно, что Бояко готов встретиться снова. По приглашению Энотиадеса Бояко снова пришел на встречу в отель 1 октября. В тот вечер, вскоре после того, как Бояко и два его подельника расположились в баре отеля, где их ожидал Энотиадес, мужчины были арестованы венесуэльской национальной гвардией. Легенде Энотиадеса следовали до конца, на него тоже надели наручники и вытащили из бара.

В 2015 году, когда мы начали общаться, Энотиадес собирался уйти в отставку, поэтому охотно рассказывал свою историю. Он хотел признания за проделанную работу, хотя ему было известно о связанных с этим рисках. Иногда он выражал сожаление по поводу платы: перевод крупных сумм мог затянуться на годы. Энотиадес ежедневно нуждается в лекарствах для сердца и больного сустава, при этом у него нет медицинской страховки. Однако мне показалось, что куда больше его подвели другие начинания — туда он вкладывал заработанные в Управлении деньги. Бизнес в Далласе перестал существовать в 2009 году, из-за чего пришлось продать дом и переехать с Лу Энн в квартиру друга. У Энотиадеса не осталось другого выхода, кроме как продолжать работать. Но он не унывает. «Вот были бы у меня эти деньги, и что тогда? На пляже теперь лежать? Нет, это не для меня, — утверждает Энотиадес. — Совершенно не в моем стиле».

«Что тебе понравилось?» — со смехом переспросил Энотиадес.

«Он сказал, что хорошо тебя слышит», — ответила агент. Видимо, в какой-то момент Энотиадес притворился, что связь плохая. Наличие этих слов на записи делало ее более ценным доказательством в случае, если дело дойдет до суда.

Источник

Adblock
detector